Понедельник, 23.10.2017, 00:06
Главная | Even though I try I cant let go / Даже если попробую... - Страница 4 - Форум | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 13«1234561213»
Модератор форума: Madame, Maria 
Форум » ФАНФИКШН » Фанфикшн российских авторов » Even though I try I cant let go / Даже если попробую... (Рейтинг: R, главы с другим рейтингом будут отмечаться)
Even though I try I cant let go / Даже если попробую...
MadameДата: Воскресенье, 29.11.2009, 11:17 | Сообщение # 46
Глава Итальянского Клана
Группа: Администраторы
Сообщений: 1839
Награды: 60
Репутация: 1344
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов
Я, наклонившись, взяла его неподатливые руки в свои. – Ты дорог мне как никто. Я приняла тебя таким, какой ты есть. С самого начала нашего знакомства я приняла тебя как Эдварда, хотя ты и был не совсем дружелюбен, потом я приняла тебя как своего парня, хотя и отношения между нами развивались с поражающей меня стремительностью, а вчера ночью, я приняла тебя как вампира. Но дело в том, что я слишком мало знаю о тебе, как о вампире. Будет лучше, если ты обо всём расскажешь мне сам, не позволив сделать неправильных выводов. Понимаешь?
- Хорошо, Белла, о чём конкретно ты хочешь узнать?
Я улыбнулась. – Для начала маленькое условие…
Эдвард насторожился.
- Маленькое… - повторила я, смотря в его потемневшие глаза. Он прищурился и наклонил голову. – Совсем маленькое. Выслушай, - он кивнул. - Я буду задавать тебе вопросы, а ты будешь отвечать на них, всего лишь да или нет. Идет?
- Нет, Белла, не идёт, - не согласился со мной Эдвард. – В данном случае, ты можешь превратно расценить мои ответы, сделать неверные выводы. Жизнь не чёрно-белая, на некоторые вопросы нельзя ответить односложно.
- Я пойму тебя, даже, если ты просто ответишь, да и нет. Мне не надо большей информации. Если мне понадобятся подробности, я расспрошу тебя о них, - я продолжала спокойно улыбаться.
- Ну что ж, как будет угодно, спрашивай, - наконец, согласился он.
Я решила начать с простых вопросов, мысленно представив перечень поразительных способностей Эдварда, выбивающихся за рамки человеческих возможностей. Что у нас по списку? Сила… скорость… гиперболизированные слух и зрение… хм… его белковая диета…
- Ты намного сильнее других людей? – вопрос был чисто риторическим.
- Да, намного.
- И быстрее?
- Да.
- Это хорошо, - протянула я, вспоминая, как мы неслись по ночному лесу, как надёжно я чувствовала себя в его объятьях, как радовалась ветру, трепавшему мои волосы и крепким рукам, бережно державшим меня.
Я задала ещё несколько подобных вопросов насчёт его способностей. На них он ответил легко, над некоторыми даже посмеялся, развеяв общепринятые мифы о дневном свете, крестах, святой воде и прочие нелепости о вампирах.
Писатели и люди из киноиндустрии привыкли изображать вампиров демонами, вплетая в их образ слишком много гротескной готической символики, но, оказывается, люди, как всегда заблуждались: вампиры вовсе не были демонами, они были хищниками.
Возможно, если следовать теории эволюции Дарвина, непредсказуемая насмешница природа, эксперимента ради, создала вот такой вот вид живых существ, вложив в него всё самое лучшее, что могла предложить и, словно проделанного было недостаточно, она в добавок ко всему усилила во сто крат свои дары.
Сейчас я сидела рядом с хищником, рядом с великолепным потрясающим идеальным во всех отношениях хищником. И я видела не раз, как окружающие реагируют на его идеальность… и на его хищность… Мужчины подсознательно осторожничали и сторонились, женщины откровенно млели и кокетничали. Но те и другие терялись в его присутствии, шестым, не обманывающим их чувством, ощущая исходящую от него опасность, замешанную на необъяснимой притягательности; опасность, гасящуюся обаянием бессознательно излучаемым им. Он создан таким, хотя я знаю, что он мог бы обойтись и без этого: ему это не нужно. И как бы цивилизованно он себя не вёл, его хищная сущность периодически показывала себя. Я видела её проявления, но она – часть Эдварда, а значит – не пугает меня. Хотя сейчас я как никогда понимала, что сидела рядом с хищником.
Постепенно вопросы становились всё более прямолинейные, благодушное расположение Эдварда вконец улетучилось. Скованный своим обещанием, он продолжал отвечать, делая это с явной неохотой.
- Ты питаешься… кровью? – наконец, спросила я.
- Да, - ответил он, а я чуть ближе придвинулась к нему, боясь, что ему покажется, что я наоборот отшатнулась. Но в теории я была готова к подобным ответам.
- Ты можешь прожить без нее? - уточнила я без тени страха.
- Нет, но я...
- Подожди, мы же договорились, - я накрыла рукой его губы, прерывая поток объяснений, - только «да и нет».
Он кивнул немного растерянно и отвёл взгляд, не моргая, уставившись в пустоту.
Я не просто сидела рядом с хищником… Я любила хищника…
А хищники, как общеизвестно, ели себе подобных.
Кто были его жертвы? Как он выбирал их? Как он осмеливался вмешиваться в естественный ход жизни, решая самостоятельно, чьё существование оборвётся в сегодняшний вечер? Кем они были? Он выбирал их случайно или действовал согласно собственной известной лишь ему самому схеме? Молили ли они о пощаде? Или подходили к нему добровольно, словно завороженные, попав под гипнотическое действие его темнеющих глаз, вымеренных жестов, околдовывающего голоса? О чём думали они, когда его зубы впивались в их плоть? Оставались ли безвольными или пытались вывернуться с разрывающим их лёгкие безумным криком, оглашающим начало последней предсмертной агонии. Были ли они уже мертвы к этому времени, как он, насытившись, отбрасывал прочь их ненужные обескровленные тела? Или угасающая искра жизни позволяла им напоследок взглянуть в глаза собственному убийце? Уходя прочь, оглядывался ли он на тех, чью жизнь он посмел оборвать?
Жалел ли он их… мучился ли совестью… или безразлично отворачивался, пожимая плечами, равнодушно взирая на дело рук своих… Что значит одна человеческая жизнь для нечеловека?
После всех этих вопросов стояло сплошное многоточие…
Я скользнула взглядом по идеальным чертам его лица, по крепко сжатым в кулаки ладоням. На что были способны эти руки, теперь так заботливо и трепетно обнимающие меня? Что могли делать эти губы, дарящие мне лишь страстные искренние поцелуи, ласкающие мой слух приятными словами, шепчущие мне нежности и искушающие меня?


Мы можем казаться как чудом, так и ужасом, это зависит от того, как нас хотят воспринимать

 
MadameДата: Воскресенье, 29.11.2009, 11:17 | Сообщение # 47
Глава Итальянского Клана
Группа: Администраторы
Сообщений: 1839
Награды: 60
Репутация: 1344
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов
Должно же в нём остаться что-то человеческое, например, способность любить... меня…
Я чуть помедлила, но всё же спросила. - Ты убивал людей?
- Да, - бесстрастно ответил Эдвард.
Я не могла поставить себя на место Эдварда, взглянуть на ситуацию с его стороны. Потому что я – человек, а он – вампир. Мы разные… разные… разные…
Я не знала, что чувствуешь, когда убиваешь человека. Нет, не просто человека... любое живое существо. Я просто знала, что отнять жизнь непросто. Это даже не страшно... это жутко, чудовищно, нечеловечно...
Нечеловечно...
Но Эдвард не человек, - напомнила я себе.
Он хищник, подчиняющийся инстинктам.
- Ты делал это сознательно?
- Да, - он смотрел, как ветер, проникая в окно, колышет шёлк занавесок.
Хищник, когда-то бывший человеком.
- Ты жалел об этом?
- Нет.
Хищник, до сих пор пытающийся быть человеком.
- Но это было тогда ... – внезапно, словно спохватившись, продолжил он.
- Только «да или нет», - вновь напомнила я, и он осёкся.
Я не испугалась, мне стало… стыдно… Стыдно из-за того, что я заставила Эдварда заново переживать его же жизнь. О чём он сейчас думал? Жалел о своей сущности? Вспоминал лица жертв? Терзался совестью… или отчуждался от меня, очередной раз, осознавая глубину той пропасти, что пролегла между нами: вампиром и человеком?
Я словно взглянула на него другими глазами, обновлённым зрением, из которого исчез налёт романтизма и надуманности.
Я ещё раз повторила про себя, что он убивал людей. Это пугало своей масштабностью, громкостью заявления, но я была абсолютно спокойна и абсолютно уверена в собственной безопасности и неприкосновенности. Я ещё раз напомнила себе, что Эдвард признался, что он делал это сознательно. И сознательно же он признался мне в этом. Хотя прекрасно понимал, как рискует отвратить меня от себя. Но он не отступил от данного мне слова, он как всегда был честен. Я ещё раз услужливо подсказала памяти, что Эдвард сказал, что не жалел о содеянном. Что ж он был искренен со мной до конца, я вполне могла предвидеть подобный ответ, и я понимала, как сложно он дался ему. Я жалела его, жалела того человека, каким он когда-то был, жалела того вампира, каким он стал. Мне никогда не представить, через что он прошёл. Ведь, чтобы пережить подобное, чтобы совершить что-то аналогичное, надо переступить через себя, надо забыть, что такое совесть, надо обрасти цинизмом, после которого ты перестанешь видеть человека в человеке.
Господи, что же жизнь сделала с ним!
Я дала себе слово, что сейчас задам ему свой последний вопрос. С самого начала разговора я медленно продвигалась к нему, отступать было неверным. Если я не задам его сейчас, он будет и дальше терзать меня.
Между мной и Эдвардом периодически будут вставать незримые безликие женщины из его прошлого. А я буду мучиться к ним бессмысленной абсурдной ревностью, как уже иногда мучаюсь, поднимающейся во мне волной неуверенности, стоит мне заметить ненароком брошенные кокетливые взгляды в сторону Эдварда от моих одноклассниц или от простых, проходящих мимо встречных девушек.
Эдвард влечёт их как яркий свет, к которому летят глупые мотыльки, не знающие, что, соприкоснувшись с ним, они найдут свою погибель. Сколько таких неразумных мотыльков было в его жизни? Я видела, как он действует на женщин, совсем не прикладывая к этому усилий. Он может получить любую, какую захочет.
Он искусен в любви. Одно прикосновение, один лёгкий поцелуй, один изгиб брови, одно слово, сказанное тихим вкрадчивым голосом и я уже готова пасть в его объятья. Я помнила, что случилось в том тёмном переулке. Нет, это не было сумасшествием, это было моей страстью, моим отчаяньем. Возможно, я была всего лишь очередным наивным мотыльком, прилетевшим в поисках эфемерного счастья. Сколько таких как я опалило о него свои крылья, разбило мечты… Любил ли он кого-нибудь из них? Пленила ли она его безмолвное сердце? Как долго она удерживала его рядом с собой? Где теперь она? Что стало с ней?... или… с ними?...
Кто они были, эти безликие для меня женщины в его жизни? Нашёл ли он счастье в их объятьях? Или они были ему безразличны? Скучает ли он по ним? Хранит ли в памяти их образы? Эти вопросы мучили меня…
Эдвард не двигался, не шевелился. Статичность его позы немного раздражала. Хотелось взять его за плечи и потрясти. Вообщем, что я и сделала. Нет, не потрясла, я просто обняла его за плечи и притянула к себе, уткнувшись лицом в воротник его рубашки.
- Прости меня за мой следующий вопрос, - прошептала я, чувствуя, как подступают слёзы, - но я должна его задать. Это слишком важно для меня, - я сглотнула, образовавшийся ком в горле и с трудом выдавила из себя слова. - Ты любил многих женщин?
Он, наконец, пошевелился. Я напряжённо застыла в ожидании ответа. И почувствовала, как руки Эдварда, заскользив по спине, резко обняли меня, он склонил голову, вдыхая аромат моих волос, прижимаясь к ним губами.
- Белла, - прошептал он, - это тот самый вопрос, на который я не могу ответить одним словом. Тут нужно столько слов, что мне все и не найти, но я постараюсь. Белла, я никогда не любил ни одну женщину кроме тебя.
На глаза вновь навернулись слёзы, губы дрогнули. «Люблю», - кричало всё внутри меня. Я обвила его шею руками, растворяясь в нём, в его запахе, в его прохладном еле слышном дыхании. Я любила его… хищника… убийцу… нечеловека… И мне было всё равно, кем он был… для меня он оставался просто Эдвардом… моим нежным, любящим, сводящим с ума Эдвардом. Он прошёл через ад. А я хотела стать его раем…
Я прижалась к его щеке, мои ресницы гладили его бархатную кожу, губы робко прикоснулись к уголку рта. - Эдвард, я люблю тебя... люблю... тебя...
Он медленно провёл кончиками пальцев по моим губам, затем их место заняли его губы.
- Я люблю тебя, Белла, - снова повторил он.
В его голосе не было удивления неожиданного открытия, не было страха, сопутствующего невольно вырвавшимся словам, не было неловкости не вовремя высказанной мысли, в нём не было боли и борьбы с собой и с собственными чувствами, ведь он вампир, полюбивший хрупкого человека.
Напротив, слова прозвучали радостно и спокойно, словно он не раз проговаривал их вслух или про себя, и их звучание стало привычным для него.
Я сильнее прижалась к нему, наслаждаясь тем, что он так просто развеял все мои страхи.
- Белла, - прошептал он, - позволь, я расскажу тебе всю правду, поведаю обо всём, о чём ты вынудила меня умолчать своим условием?
- Не сейчас, Эдвард, пусть это будет совсем другой разговор…

Комментарии к «Even though I try I cant let go / Даже если попробую, всё равно не смогу тебя отпустить» оставлять здесь!!!!!


Мы можем казаться как чудом, так и ужасом, это зависит от того, как нас хотят воспринимать

 
MadameДата: Воскресенье, 29.11.2009, 11:21 | Сообщение # 48
Глава Итальянского Клана
Группа: Администраторы
Сообщений: 1839
Награды: 60
Репутация: 1344
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов
БОНУС ГЛАВА: Эдвард. Быть вампиром

Я бежал сквозь лес, едва касаясь земли, не выбирая дороги. Ветер расступался передо мной, с громким свистом смыкаясь за спиной. Мягкий мох даже не успевал пригнуться под моим весом. Мои ноги касались его, едва ли на долю секунды. Мне никогда не приходилось задумываться о том, как обогнуть дерево, не оступиться, попав на камень, перепрыгнуть овраг. В лесу я всегда отдавался на волю инстинктам и они никогда не подводили меня, даже в минуты крайней рассеянности. Сейчас же они были обострены до предела – я был сыт.
Выскочив на поляну, я несколько раз перекувырнулся через голову и упал на землю, наслаждаясь ее теплом и запахом. Раскрыл глаза и мысленно поздоровался с луной, недовольно взиравшей на мое ребячество.
– Я счастлив, – ответил я на ее молчаливый вопрос. Но все же, решив соблюдать приличия, поднялся с земли и сел, опираясь спиной на ствол старого замшелого дерева. Но луна, спряталась за облака, вероятно, считая нашу беседу законченной. Очевидно, мой ответ ее вполне удовлетворил.
Я закрыл глаза, прислушиваясь, как чужая кровь возвращает к жизни мое тело. Каждая клеточка просыпалась, каждый мускул наполнялся силой. Краски перед моими глазами становились еще ярче, слух еще тоньше, обоняние еще острее.
Так было всегда после охоты. Свежая кровь многократно увеличивала все нечеловеческие возможности, которыми обладало мое тело. Потом, постепенно, когда наступал голод, эти возможности не уменьшались, а как бы подергивались дымкой, становились более расплывчатыми. Когда я был голоден, я все еще мог различать всю палитру цветов, но видел ее как будто сквозь туман. Кроме того, отсутствие чувства сытости, заставляло мое сознание восставать против меня. Глаза начинали бросаться красные цвета. В запахи вплетались разнообразные ароматы крови, слух улавливал шум, с которым она бежала по венам живых существ.
Горный медведь, повстречавшийся мне на пути, был молод и горяч. Схватка с ним еще больше улучшила мое настроение, позволив выплеснуть всю энергию, накопившуюся внутри меня. Я был доволен и умиротворен. В моих жилах бежала свежая кровь, мое сердце стучало так, словно я был жив, в темной небольшой спальне меня ждала она. Я закрыл глаза, погружаясь в тишину.
На поляну вышел огромный волк и, бесшумно ступая, подошел ко мне. Я давно чувствовал его приближение, но мне не хотелось отвлекаться на него. Я редко сталкивался с такими как он. Нельзя сказать, чтобы мы питали к друг другу дружеские чувства, скорее напротив, но соглашение между нашими народами заставляло нас вести себя сдержанно. Его мысли были неожиданно злобны. От него веяло агрессией. Это было по меньшей мере странно. Я слышал, как из его пасти с шумом вырывалось дыхание, хвост резко бил по земле, он был готов броситься. "Если он прыгнет, я убью его прямо в воздухе", - лениво подумал я. Как жаль, что он этого не сделает. Мне расхотелось быть вежливым.
- Убирайся, – не открывая глаз произнес я.
- Держись от нее подальше, – подумал волк.
Я знал о ком он думает. Он знал, что я это знаю. Я был удивлен. Мои глаза открылись а брови медленно поползли вверх.
- Ты указываешь мне? – холодно осведомился я.
- Ты не должен нарушать договор.
- Я его не нарушаю. Я не причиню ей зла, - во мне начинал закипать гнев.
- Я наблюдал за тобой, ты хочешь ее, – настаивал он.
- Да, это так. Но напомни мне, пес, какое это отношение имеет к тебе? - когда дело касалось Беллы, мое обычное хладнокровие очень быстро покидало меня.
- Мы защищаем людей. От вас. Ты хочешь ее слишком сильно, я могу чувствовать это. Ты не сможешь сдержаться.
Я вскочил на ноги. Он зашел слишком далеко. Черт возьми, как много я бы отдал, чтоб растерзать его. Но мои руки связаны древним соглашением между нами и их племенем. Огромным усилием воли я заставил свой голос звучать спокойно.
- Я уже сказал тебе, я не причиню ей вреда. Этого достаточно. Убирайся.
- Я буду следить за вами.
Я был готов прыгнуть, но все еще держал себя в руках.
- Я повторяю в последний раз, щенок, убирайся, пока я не сломал тебе хребет. Я на своей земле.
Гнев захлестывал меня. Волк оскалил зубы и попятился. Он знал, что я в своем праве. Я был бы готов отдать руку на отсечение, что он мечтает броситься на меня так же сильно, как и я на него. В последний раз, послав мне полный ненависти взгляд, он скрылся в густой чаще.
Я медленно вернулся на то место, где сидел раньше. Все было по-прежнему. И луна, и запах деревьев, и свежая кровь во мне. И все было иначе. Так не кстати появившийся волк, всколыхнул мои самые глубинные страхи. Ты слишком сильно хочешь ее, ты не сможешь сдержаться, – его обвинения жгли мое сознание. Я обхватил голову руками, погружаясь в воспоминания.

*****

Это произошло лет через пять после того, как я ушел от Карлайла. Ушел, решив что нет ничего более лицемерного, чем вампир-вегетарианец. Ушел, решив, что, отказываясь от человеческой крови, я отказываюсь от своей сущности. Ушел, решив, что знаю цену жизни...
Я ошибался...
Я много путешествовал. Деньги были почти неиссякаемы, возможности – почти неограниченны. Европа, Восток, Азия – я побывал в различных странах, редко задерживаясь где-то больше, чем на месяц. Просторы, люди, города. Новые знания. Утраченные мной человеческие возможности, такие как: чувствовать вкус пищи, ощущать тепло, слышать звук собственного сердца, сменились новыми. К моим услугам была скорость, сила, обаяние и еще целый ряд возможностей, которые я подавлял в себе, живя в семье Карлайла. Теперь же я вновь изучал себя, не пытаясь скрыться за маской. Отсутствие запрета на человеческую кровь давало мне чувство свободы и гнало вперед.
Иногда я сталкивался с другими вампирами. Как правило, мы путешествуем в одиночку, реже – парами. Несколько раз, мне предлагали присоединиться к их компании, я всегда отказывался. Мне не нравились игры с жертвами, а для большинства вампиров, это являлось неотъемлемой частью охоты. Ну и, кроме того, я ни в ком не нуждался. Я познавал мир, и самого себя, и мне не нужны были попутчики.
Я не был жесток. Всегда тщательно выбирая жертву, я старался не причинять ей боли. Но, вместе с этим, я перестал лицемерить. Я вампир – и если для того, что бы жить, мне надо лишать жизни других людей, я буду это делать. Единственное, что в моих силах, это сделать этот процесс как можно менее мучительным для них.
В конце концов, люди такие же хищники, как и я. Они не довольствуются растительной пищей, употребляя так же и животную, не испытывая при этом никаких угрызений совести. Так почему же я должен чувствовать себя виноватым?


Мы можем казаться как чудом, так и ужасом, это зависит от того, как нас хотят воспринимать

 
MadameДата: Воскресенье, 29.11.2009, 22:59 | Сообщение # 49
Глава Итальянского Клана
Группа: Администраторы
Сообщений: 1839
Награды: 60
Репутация: 1344
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов
"Но они не употребляют в пищу себе подобных", – иногда шептал голос внутри меня.
"Я тоже не употребляю в пишу себе подобных", – неизменно отвечал я ему.
Женщины... Их привлекало во мне все: внешний вид, голос, запах. Обостренным шестым чувством они ощущали, что я иной. Почти всегда, они чувствовали опасность, исходящую от меня, но это не отталкивало, а скорее еще больше привлекало их. Читая их мысли и лица как раскрытую книгу, я мог легко добиться любую из них. И все же я предпочитал избегать женского общества, лишь изредка позволяя себе ничего не значащие связи. У людей, слишком быстро рождались чувства. Чувства, на которые я не мог и, если быть честным до конца, не хотел ответить. Мое сердце молчало. Однажды остановившись, оно больше не питало надежд.
Близость с женщиной, безусловно, доставляло мне удовольствие, но вместе с тем, я был вынужден ежеминутно бороться с собой, с жаждой крови. Чем ярче было наслаждение, которая испытывала женщина в моих обьятиях, тем слаще становилась ее кровь. И тем сложнее было сдерживать себя. Окунувшись в страсть и вынырнув на поверхность, все еще держа в руках женщину, в крови которой еще не застыл последний крик, я ощущал себя удовлетворенным... и безумно голодным... И тогда, затворив за собой дверь, покидая мирно спящую случайную встречную, я выходил на ночные улицы...
Эта бесконечная борьба с самим собой, изматывала меня. Именно это чаще всего заставляло меня отказываться от близости с женщинами.
Я никогда не испытывал никаких чувств ни к одной из них.
Я забыл, что такое любовь и страсть и не хотел это вспоминать, искренне полагая, что они – выдумки молоденьких девушек и писателей романистов. Романтичный юноша давно перестал существовать. На его место пришел вампир, предпочитающий видеть мир таким, каков он есть на самом деле. Мир, которым правили деньги, сила и власть, оставляя чувствам второстепенную роль.
Впереди была вечность… одинокая, никчёмная, не нужная мне вечность. Но, уйдя от Карлайла, я впервые с тех пор как стал вампиром был доволен «жизнью». Меня всё устраивало. Я ничего не хотел менять. Пока не встретил ее. Если бы не она, вероятно, я не вернулся бы так быстро...
Это произошло в Варшаве. Она была певицей в модном ресторане. Никто не знал, ни откуда она приехала, ни куда уедет потом, ни ее настоящего имени. Она называла себя Ингрид. Стройная невысокого роста с копной коротких рыжих кудрей и огромными, почти желтыми глазами, она не подходила ни под один канон красоты. В ней все было немного слишком. Волосы – слишком пышные, талия – слишком тонкая, голос – слишком хриплый. Все ее существо от тонких пальчиков до узкой щиколотки кричало о чувственности. Она притягивала к себе мужчин как магнит. Ресторан, в котором она появилась, увеличил свои доходы вдвое, непомерно взвинтив цены. Каждый вечер там был полный аншлаг. Мужчины сходили по ней с ума.
Эта женщина не вызывала во мне никаких эмоций, но мне нравилось наблюдать за драмой человеческих чувств, разворачивающейся перед моими глазами. Эта новоявленная Цирцея, превращала мужчин в животных, подчиняя их своей воле. Она находилась в центре бушующих вокруг нее страстей, одним движением точеных бровей, направляя их потоки туда, куда ей было угодно.
Однажды, идя по коридору отеля, где я снял номер на время пребывания в городе, я заметил пламень ярко рыжих волос, мелькнувший за дальним поворотом. Всего одним быстрым шагом я оказался на том месте, где полыхнул живой огонь. Пряный аромат терпкой крови витал в воздухе. Вниз медленно опускалась невесомая золотистая блёстка, оторвавшаяся от платья. Я поймал её рукой. Поднёс к глазам, рассматривая спектр отражаемых ею цветов. В её сердцевине запуталась разорванная нитка.
Сделав шаг, я ступил за угол. У приоткрытой двери номера 402 смуглый мужчина с упоением целовал шею, прижатой к стене женщины. Я слышал его сбивчивые мысли. Он уже предвкушал, как возьмёт её, он не знал, каких богов благодарить за то, что она выбрала его на сегодняшний вечер. Его руки нетерпеливо шарили по её груди, сминая тонкий шёлк платья, расшитый блёстками, неаккуратно портя причудливый узор, вышитый золотом по золоту.
Я вскинул голову и наткнулся на устремлённый горящий взгляд золотистых глаз. Они прожигали насквозь, проникая в мою несуществующую душу. Истерзанные глаза на равнодушном бесстрастном лице. Они пугали и влекли одновременно.
Мужчина потянул её к раскрытой двери, она последовала за ним, как безвольная кукла, всё ещё не отрывая от меня взгляда. Кто ты? - я слышал, как бесчисленное количество раз, она обращается ко мне с этим вопросом в своих мыслях. Я словно погрузился в транс, следя за тем, как она скрывается вслед за своим спутником в номере, и пришёл в себя от резкого щелчка захлопнутой двери.
Это была Ингрид…
С тех пор я ещё не раз видел её, идущей по коридору с мужчиной по направлению к своему номеру. Каждый раз мужчины были разными. В ресторане, где она пела, шептались, что она крайне редко приглашает к себе одного и того мужчину дважды. И каждый, побывавший в ее объятиях, стремился попасть туда еще раз.
Тот вечер я не забуду никогда. Я вышел из лифта, и уже, было, направился к своей комнате, как вдруг в мою голову ворвался тихий вкрадчивый голос. – Иди за мной, - уговаривал он, и я пошёл на его зов. Я знал, кто зовёт меня, я слышал шум, бегущей по венам крови, я ощущал её нарастающее желание, возбуждение, охватывающее её тело. Я чувствовал тонкий шлейф её аромата, оставленный там, где она прошла, он витал вокруг, он вёл меня к его обладательнице.
Дверь в номер оказалась открытой. Я переступил порог…
Ее комната была залита рассеянным, но ярким светом. Словно все, что должно было происходить, не нуждалось в покрове темноты. Мои ноздри затрепетали, уловив терпкий запах восточных благовоний. Взгляд скользнул по огромному количеству разнообразных подушек, в беспорядке разбросанных по полу. Она стояла спиной ко мне, она не слышала моего появления.
- Добрый вечер, – сказал я, приближаясь к ней.
Она совсем не удивилась, а лишь слегка повернула голову в мою сторону.
- Здравствуй.
Я приблизился.
Тонкие, неожиданно сильные руки, притянули меня к себе. Нежные губы впились в мои. Больше в комнате не было произнесено ни слова. Я даже не был уверен, что она знает мое имя. Впрочем, разве это имело значение?
Это не было безумием, это было больше, чем безумие.
Она ловила каждый мой вздох, каждый мой стон. Она была в этом вся. Ее тело разговаривало с моим напрямую, минуя тонкий покров разума, на языке одних лишь чувств, ощущений, инстинктов. Впервые я ощущал себя получавшим ничуть не меньше, чем дарившим. Я стремился поднять ее на вершину наслаждения, она пыталась увести за собой в омут страсти. Эта дуэль, в которой не было победившего и побежденного, свела меня с ума.
То, что произошло потом, я никогда не мог объяснить самому себе.
Я убил ее...
Она довела меня до той точки, в которой я оказался начисто лишенным возможности сопротивляться безумному желанию соединить воедино два наивысших наслаждения. Страсть и кровь. Искушение оказалось слишком сильным, удовольствие – невыносимо-осязаемым… В тот самый миг, когда тишину разорвал ее первый стон, я вонзил зубы в ее горло. Продолжая резко двигаться в ней, я наслаждался ее вкусом. Захватывая ее руки в тиски, прижимая их к кровати, заставляя ее стонать еще сильнее, я медленно пил ее кровь, постепенно теряя рассудок. Нет, я не причинял ей боли. Вкус человеческой боли, мне хорошо знаком. Напротив, ее желание делалось все ярче и ярче... С каждым моим движением, ее кровь менялась... искрилась... пенилась... Я пил каждое ее ощущение, различая в каждом глотке все оттенки ее страсти. Мое тело горело от ее жара, горло горело от ее вкуса.
Она продолжала кричать от наслаждения, лишая меня самообладания...
Я продолжал пить ее кровь, лишая ее жизни...
В тот самый момент, когда наши два крика встретились в высоте, когда меня накрыла и унесла за собой яркая волна, я проглотил последний глоток ее крови.
Это был опиум.
Я разжал объятия, и на белые подушки упало бездыханное тело. Рыжие кудри как-то сразу изменили свой цвет, превратившись из огненных, в цвет палой листвы. Смерть уже вступила в свои права, почти неуловимо, но неотвратимо, меняя черты ее лица. Я долго смотрел на ее искривленные в последнем стоне губы. Она умерла на пике наслаждения. Но я не хотел отнимать у нее жизнь.
Впервые, не я, а монстр, принял решение. Вопреки моему рассудку. Я оказался не в силах противиться ему. Он оказался сильнее меня. В долю секунды, показавшуюся мне вечностью, перед тем, как ее глаза закрылись навсегда, я увидел в них свое истинное лицо. Увидел и ужаснулся.
Я медленно оделся и, в последний раз взглянув на нее, выпрыгнул в окно.
Утром я купил билет на пароход.
Я возвращался к Карлайлу.


Мы можем казаться как чудом, так и ужасом, это зависит от того, как нас хотят воспринимать

 
MadameДата: Воскресенье, 29.11.2009, 23:00 | Сообщение # 50
Глава Итальянского Клана
Группа: Администраторы
Сообщений: 1839
Награды: 60
Репутация: 1344
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов
*****

Тихий хруст обломившейся ветки вернул меня к реальности. Мне казалось кощунственным сравнивать Беллу с какой-либо другой женщиной, и все же я не мог осознавать, что ее кровь, даже когда она была спокойна, притягивала меня к себе во сто крат сильнее, чем кровь той, которую я убил. Белла желала близости со мной. Я тоже неимоверно хотел её. И терял голову, стоило лишь прикоснуться к ней. Каждый раз огромным усилием воли заставляя себя оторваться от нее, я напоминал себе, что еще не время. Ни для нее, ни для меня. Как я могу позволить себе подвергнуть ее такой опасности? Где проходит та граница, после которой я теряю все человеческое? Как найти ту точку, в которой животные инстинкты берут верх?
Я не смогу отказываться от близости с ней постоянно. Рано или поздно ситуация выйдет из-под контроля, и что же произойдет тогда, когда я буду опьянен таким непривычным и притягательным запахом ее желания? Я вспомнил, какое впечатление произвел на меня этот аромат в первый раз. Когда ее кровь неожиданно изменилась и из привычного терпкого вина превратилась в самый притягательный наркотик, которому было совершенно невозможно сопротивляться.
Я вспомнил, как свело судорогой мышцы, как обжег горло огонь, как взбунтовалось мое тело. Я тогда чуть не набросился на нее, там в переулке... Даже если бы мне удалось оставить ее в живых, я бы осквернил все то, что было мнежду нами. Раз и навсегда перечеркнул все, что могло бы быть. Я застонал погружаясь в пучину отчаянья. Я никогда не смогу победить это в себе. Она всегда будет в опасности, находясь рядом со мной.
Но в этот момент память развернула перед моими глазами совсем другое воспоминание. Я вспомнил, как задыхался от запаха ее крови, когда она вошла в первый раз в класс. Как придумал тысячи мыслимых и немыслимых способов убить ее. Как с огромным трудом заставил себя покинуть кабинет, даже не посмотрев в ее сторону. Тогда было совершенно невыносимо просто находиться рядом с ней. Я не видел ничего, кроме крови, прилившей к ее щекам. И мне казалось, что я никогда не смогу дышать рядом с ней. Теперь же я проводил с ней столько времени, сколько это вообще было возможно. Жажда все еще терзала меня, но она уже перестала быть такой болезненной, стала более привычной, отошла на второй план.
Привычной... Неужели все дело в привычке? И ответ нашелся сам собой.
Да именно в привычке. И в опыте. И в знании. Постепенно я привыкну к запаху ее страсти. Узнаю, как мое тело реагирует на него, и научусь контролировать эту реакцию. Если я не хочу оказаться застигнутым врасплох неожиданными ощущениями, я не могу позволить случаю управлять собой, я должен управлять случаем сам. Белла – человек, и она живет по человеческим законам, предписывающим ей дождаться первого шага от меня. Она не станет торопить события, побоявшись быть обвиненной в излишней раскрепощенности. Это смешно, но это правила, которым следуют люди. И сейчас эти правила играют на моей стороне, даря мне время.
Ее невинность сводит меня с ума и пугает одновременно. Страсть Беллы, сдерживаемая её неопытностью, действует на меня сильнее любого наркотика. Осторожность, с которой она порой просто целует меня, сразу же улетучивается, стоит только мне позволить себе хоть малейшую вольность, меняющую глубину и чувственность наших поцелуев и объятий. И тогда я точно знаю, что она скажет "да".
Вот только "да" это будет создано безумием наших рук и губ, и у меня нет никакой уверенности, что она не пожалеет об этом на утро.
Я хочу "да", идущее от сердца.
"Да", сказанное еще до того, как я прикоснусь к ней.
"Да", в котором Белла не раскается никогда.
И, чтобы услышать это "да", я готов ждать.
Это так странно и прекрасно, ощущать себя единственным. Теперь я понимаю, почему люди придают этому такое значение. Мысль о том, что к ней мог даже просто прикасаться кто-то еще, была просто невыносима.
Не стоит оставлять ее в неведении, она все равно будет стремиться узнать. Не стоит говорить ей "этого не может быть" она лишь усомнится в своей привлекательности. Не стоит объяснять ей, что я опасен; она не в силах осознать это. Вместо этого, я протяну ей руку и медленно проведу ее за собой по этой дороге. Никуда не торопясь, двигаясь постепенно, я позволю ей привыкнуть к себе и сам привыкну к ней. Мне придется останавливаться всякий раз, когда я почувствую, что приближаюсь к той черте, после которой становлюсь слишком опасен. Но все же рано или поздно эта черта станет настолько прозрачна, что я с легкостью смогу пересечь ее.
Пытаясь быть человеком, я никогда не справлюсь с собой. Будучи тем, кем я есть на самом деле - я сделаю это.
- Тем, кто я есть на самом деле, – повторил я, поднимаясь.

Комментарии к «Even though I try I cant let go / Даже если попробую, всё равно не смогу тебя отпустить» оставлять здесь!!!!!


Мы можем казаться как чудом, так и ужасом, это зависит от того, как нас хотят воспринимать

 
MadameДата: Воскресенье, 29.11.2009, 23:13 | Сообщение # 51
Глава Итальянского Клана
Группа: Администраторы
Сообщений: 1839
Награды: 60
Репутация: 1344
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов
Глава 13: When the twilight comes...

Белла

Проснувшись рано утром и не обнаружив в комнате Эдварда, я уже было приготовилась расстроиться, как вдруг белый лист бумаги, лежащий на краешке стола, привлёк моё внимание. Я поднялась с кровати; прохладный утренний ветер, проникнув в комнату через приоткрытое окно, заставил меня задрожать, а лист затрепыхаться. Но тот не улетел. Поверх него лежала большая плитка молочного шоколада. Я с улыбкой взяла её, развернула обёртку и надкусила.
- Ммм... божественно! - протянула я.
Вот так: с плиткой шоколада в одной руке и с листом в другой я села обратно на кровать.
- Моя милая Белла, - с этого начиналась записка. - К сожалению сегодня, я не смогу не только отвезти тебя в школу, но и присутствовать на занятиях. Я бы с радостью провёл этот день с тобой, но, увы, не могу. Извини, что я не попрощался уходя, но ты так сладко спала, что я не решился тебя будить. Вечером мы обязательно увидимся. А пока в ожидании его я буду думать о тебе, и предвкушать нашу новую встречу. Люблю тебя. Твой Эдвард.
Несколько раз, перечитав "люблю тебя", я мысленно послала ему своё "люблю" в ответ. Кто знает, может быть, моя родственная душа, находясь за несколько миль от меня, услышит этот мысленный импульс.
После основного текста стояла маленькая приписка. - Не перебей аппетит десертом.
Я улыбнулась и, очередной раз, откусив от плитки шоколада, сказала вслух. - Поздно, уже перебила...
Подойдя к окну и отодвинув штору, я выглянула на залитую солнечным светом улицу. Никакого дождя, никаких облаков; чистое прозрачное голубое небо.
Я сразу смекнула: уж не сегодняшняя ли прекрасная погода, решившая, наконец-то, заглянуть в Форкс, стала причиной его отсутствия? Глубоко вдохнув чистый утренний воздух, я довольно зажмурила глаза, подставив лицо тёплым ласкающим лучам, и счастливо улыбнулась, вспоминая прошедшую ночь. Всё встало на свои места. Эдвард - вампир ушёл на второй план, для меня куда важнее было его признание в любви и мой собственный ответ на него. Всё стало проще: мир изменился. Я изменилась.
Я никак не могла выпустить из рук лист бумаги, словно отложив его, я тем самым оборву невидимую ниточку, протянувшуюся от меня к Эдварду. Воображение нарисовало картину, как аккуратно и чётко он выводил своим каллиграфическим подчерком слова. Интересно, откуда он взял шоколад?
Спустившись вниз, я быстро позавтракала и начала собираться в школу.
Стрелка часов приближалась к критической отметке, после которой любое промедление грозило опозданием. А я всё никак не могла найти хрустальный кулон, подаренный мне Эдвардом. Эта вещица стала просто частью меня. Редко, когда я не надевала его. А сегодня, в преддверии целого дня без Эдварда, мне особенно хотелось, чтобы со мной была частичка его.
- Чёрт, - протянула я, вываливая содержимое ящика на кровать. - Ну где же ты!
Перерыв все вещи, я так не нашла его. Чуть не плача, я закинула рюкзак на плечо и сбежала вниз по лестнице. Приеду - поищу более тщательно.
Я закрыла дверь дома. Ключи практически вываливались из дрожащих рук. Глубоко вздохнув, я попыталась себя успокоить. "Кулон никуда не делся, он в комнате, просто ты, Белла, не заметила его. Всякое же бывает".
Наконец, совладав с ключами, я кинулась к машине. Через 20 минут уже начало урока; я никогда не приезжала впритык к занятиям.
"Да, к комфорту быстро привыкаешь", - подумала я, заводя старенький пикап, поприветствовавший меня бодрым рёвом.

*****

Подъехав к дому после уроков, я заметила одинокую знакомую фигуру, стоящую на крыльце. Весьма неожиданно. Вот уж кого не ожидала увидеть. Заглушив мотор, я схватила рюкзак с соседнего сиденья и выбралась из машины.
- Привет, Джекоб, - крикнула я, с трудом захлопывая дверцу. Честно говоря, я была рада его видеть. В этом городе слишком мало людей, которых я могу назвать своими друзьями. Джейкоба я могла считать своим другом, в его присутствии я всегда чувствовала себя легко и непринуждённо. К тому же мы общались на равных, так как знали друг друга с детства.
- Привет, Белла, отлично выглядишь, - он, улыбаясь, спускался мне навстречу. - Давно не виделись!
Я жестом показала ему оставаться на месте и направилась ко входу в дом. - Да уж, точно, давно. Не сочти за грубость... но какими судьбами ты тут оказался? И где Билли? Чарли сегодня на очередном ночном дежурстве, так что, когда появится, я не в курсе.
Джекоб насупился. - А что, нам для встречи обязательно повод нужен?
Я поднялась на крыльцо и, достав ключ, отворила дверь. - Вовсе нет. Входи.
Задрав голову, я посмотрела на Джейкоба. Какой же он стал высокий. Мои глаза находились на уровне рельефно выделенного бицепса левой руки. Я перевела взгляд на его грудь. Под футболкой, одетой явно не по погоде, отчётливо проступали накаченные мышцы. Я сглотнула. В повисшей тишине, звук оказался слишком громким, и я почувствовала, как краска хлынула на мои щёки. И когда это он успел так накачаться? И подрасти... Сделав шаг к порогу, я тут же отступила, так как и он шагнул синхронно со мной. Наши тела на секунду соприкоснулись, меня обдало волной жара, исходящего от его тела. Мы, смутившись, мгновенно отскочили друг от друга.
Джекоб поднял руку и провёл кончиком пальца по брови. Чисто мужской жест, выдающий крайнюю растерянность.
- Дама вперёд, - наконец, нашёлся он, на всякий случай, делая ещё один шаг назад.
Я быстро прошмыгнула мимо него в дом.
- Хочешь чаю или кофе? - любезно предложила я, пытаясь загладить неловкость.
- Эммм... спасибо, нет, я вообще поговорить хотел.
- Ага, - посылая ему лукавый взгляд и качая головой, произнесла я. - Значит повод всё-таки есть.
Джейкоб смутился от собственного прокола. - Ладно, ты меня поймала. Идёт?
Я рассмеялась. - Идёт! Пошли на задний двор, там и поговорим?
Он кивнул, соглашаясь.


Мы можем казаться как чудом, так и ужасом, это зависит от того, как нас хотят воспринимать

 
MadameДата: Воскресенье, 29.11.2009, 23:14 | Сообщение # 52
Глава Итальянского Клана
Группа: Администраторы
Сообщений: 1839
Награды: 60
Репутация: 1344
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов
Я бросила рюкзак на пол, ключи на столик у двери, выключила свет в гостиной, оставленный по забывчивости Чарли, и направилась в другой конец дома.
Мы прошли через дом, дружески подшучивая друг над другом, и вышли на задний двор, где у нас с отцом был разбит небольшой аккуратный садик. Вероятно, когда-то это было мамино начинание. Немного удивительно, что Чарли до сих пор поддерживал его в неплохом состоянии. Садоводство не было в числе моих любимых занятий, но под настроение я была не против навести тут порядок.
- Как учёба? - любезно поинтересовался Джейкоб.
- Пытается меня побороть, но я пока ещё сопротивляюсь, - попробовала отшутиться я.
- Всё так плохо?
- Схватка неравная, но у меня небольшая фора. Кое-что, - призналась я, - уже было в программе в старой школе. Так что по некоторым предметам ситуация не столь плачевна.
Я улыбнулась и направилась к шезлонгу в дальнем углу двора. Как же мне было легко с Джейкобом. Вот просто так подшутить над самой собой или над ним, подшутить по-доброму без негативных эмоций. Джейкоб потянулся за мной. Я шлёпнулась на сиденье и, оттолкнувшись мыском туфли, привела качель в движение.
- Уверен у тебя всё получится, - рассмеялся Джейкоб и сел рядом.
Я украдкой рассматривала его из-под полуопущенных ресниц. В предзакатном свете я взглянула на него по-новому. Бронзовая кожа словно бы светилась изнутри, решительные черты лица приобрели мужественность, малозаметную ещё пару месяцев назад, когда я впервые увидела его после нескольких лет, в течение которых я не появлялась у отца. Тёмно-карие, почти чёрные выразительные глаза, по обыкновению искрящиеся смехом, сейчас приобрели ту глубинность и серьёзность, что приходит к мужчинам лишь с годами, а к некоторым не приходит вовсе. Правда за всей его серьёзностью, он совсем не растерял юмора. Но Джейкобу всего пятнадцать. А он уже так... возмужал!? Я никак не могла подобрать правильного подходящего слова. Но он больше не походил на своих ровесников. И по каким же причинам изменился его взгляд? Возможно, он пережил некое потрясение, перевернувшее его внутренний мир? Но что? Насколько я знала со слов Чарли, в его жизни всё было вполне гладко. Никаких катастроф, никакого шока, никаких глобальных проблем.
Джейкоб разительно отличался от Эдварда. Не просто как день и ночь или север и юг - это были совершенно две разные планеты из параллельных систем. Сравнивать их в принципе было напрасным, глупым занятием, просто я не могла не обратить внимания на их непохожесть. И дело даже не в том, что Эдвард не был человеком. Эдвард стал моим солнцем, смыслом моей жизни, какая теперь разница, кто он: человек или вампир. Всё меркло по сравнению с нашей любовью. Просто каждый раз в его объятьях я чувствовала себя так, словно возношусь почти к небесам.
Джейкоб был более земным, более понятным, но ни в коем случае не простым. Мне могло казаться, что я знаю его слишком хорошо, но я понимала, что ошибаюсь, что он ещё может удивить меня. Порой я замечала в его глазах что-то... нескромное; они светились обещанием запретных удовольствий.
Если такой парень протянет вам руку, приглашая провести с ним время, разве вы без сомнений, ну, или с небольшими колебаниями, не вложите в неё свою, соглашаясь на любые предложенные авантюры?
А ещё от Джейкоба исходило тепло, вернее он буквально пылал. Сидя рядом с ним, пусть даже не соприкасаясь, я чувствовала волны тепла, исходящие от него.
- Ты не заболел? - с тревогой поинтересовалась я.
- С чего ты взяла? - удивился он.
- У тебя словно бы жар.. ты весь горишь!
- Да, - он отвёл взгляд, - я вообще парень горячий.
- Ммм..., - я теперь уже в открытую окинула его оценивающим взглядом, - да ты тут просто местный... мачо...
Мы расхохотались.
- Ну так должен же кто-нибудь встряхнуть наше болото, - парировал он, смущённо пожимая плечами.
- Да... думаю, ты прав.
Джекоб, поколебавшись, потянулся ко мне и обхватил мой подбородок. Это прикосновение опалило меня. Мой удивлённый взгляд метнулся к его глазам, и на долю секунды, я попала в их сети. Я видела собственное отражение. Собственный растерянный взгляд. Казалось, в его радужке пляшут бесконтрольные языки пламени. Но во взгляде Джейкоба не было силы Эдварда, не было его страсти, его целостности... по крайней мере, для меня...
Взгляд скользнул к моим губам, мне, казалось, ещё секунда и он меня поцелует. Я смущённо кашлянула, возвращая Джейкоба на землю. Он отодвинулся от меня. Какие бы хорошие между нами не были отношения, им суждено остаться лишь дружескими; никаких выходов за рамки. И мне было неприятно осознавать, что Джейкоб расценил моё подшучивание над ним, как проявление интереса определённого рода. К сожалению, он увидел интерес там, где его и в помине нет, к сожалению... для него...
Он внезапно нахмурился и посерьёзнел.
- Белла, вообще я хотел поговорить вовсе не о себе. Чёрт, шутить с тобой очень классно, но сейчас не об этом речь.
Я напряглась от его немного строгого тона.
- И о чём же ты хотел со мной поговорить?
Он, коротко поглядывая на меня, помолчал несколько секунд и произнёс. - О Каллене.
Нет, вернее не произнёс, а просто выплюнул. Выдавил из себя, словно озвучил пренеприличнейшее ругательство.
- Об Эдварде? - удивилась я. Вот уж чего не ожидала так это того, что Джейкоб заведет о нём разговор. Честно говоря, я не подозревала, что Джекоб вообще имел о нём представление.
- Да, о Каллене, - снова повторил он, упорно не желая называть Эдварда по имени. - Вы встречаетесь...
- Встречаемся, - подтвердила я и выгнула бровь, ожидая продолжения.
- Очень плохо...
Я отпрянула от него. - Как это понимать "плохо"?
- Так и понимать... Порви с ним.
- Джейкоб..., - начала я возмущённо.
- Белла, он не подходит тебе... совершенно. Ты знаешь, что люди говорят о его семье.
Я разгневанно опустила сжатый кулак на бедро и развернулась к нему. - Нет, не знаю... может просветишь..?
- Я не разношу сплетни...
- Зато ты о них упоминаешь!
Его затрясло словно в лихорадке. От его дрожжи завибрировала качель, цепочки залязгали, старое дерево заскрипело. - Ты не понимаешь! Быть рядом с ним опасно для тебя! Он нехороший... человек.
- Я думала ты мне друг.
Джейкоб вскочил на ноги. - Я друг!
Я тоже вскочила с качелей. - Раз ты друг, то знай, я всегда считала дурным тоном, обсуждать с друзьями мужского пола свою личную жизнь. Зачем ты заговорил об Эдварде?
Я прищурилась. Интересно, а что Джейкоб вообще о нём знает?
"Он не хороший... человек", - сказал он. И от моих ушей не ускользнула пауза перед последним словом и интонация, с которой оно было произнесено.
Нет-нет... я отмела нежеланно нагрянувшие мысли, он не мог даже догадываться, кем был Эдвард на самом деле. Я примерно знала, о чём шептались люди: о размере банковского счёта отца Эдварда, об излишне тесных отношениях Розали и Эммета, о необщительности его семьи, державшейся особняком, по вполне понятным теперь для меня причинам. Я усмехнулась про себя. Да, а как они могли завязать более тесные отношения с соседями, которые вполне могли стать их потенциальным завтраком или ужином.
От моих мыслей меня отвлёк Джейкоб. Всё его тело ходило ходуном, черты лица исказились, кожа словно бы пылала, постепенно меняя свой оттенок от бронзового до насыщенного красновато-коричневого цвета. Испугавшись за него, я шагнула к нему и протянула руку, но он быстро отпрянул от меня.
- Джейкоб, с тобой точно всё в порядке? По-моему у тебя сильнейшая лихорадка!
- Со мной всё в порядке! - рявкнул он, сквозь стиснутые зубы. - Я чувствую себя превосходно! - Ещё никогда он не говорил со мной в подобном тоне. Я опешила от его резких слов. - Какого чёрта, ты только переехала в этот чёртов Форкс и сразу же напоролась на этого чёртова Каллена! Неужели тут мало молодых людей, которые тебе по вкусу. Почему ты связалась именно с ним!?
Он отвернулся. Его широкие плечи ещё дрожали, но постепенно он приходил в себя. Я снова протянула руку, желая дотронуться до него, успокоить. Но моя ладонь застыла в паре миллиметров от его спины. В неё потоками переливался пламень пылающей кожи. Заколебавшись, я отдёрнула руку.
- Джейкоб, - примирительно начала я. - Я хочу, чтобы мы вообще забыли про этот разговор.
- Нет, Беллз, мы ещё вернёмся к нему, - повернувшись, сказал он.
Джейкоб нахмурился, посматривая куда-то в лес. Глубоко вздохнув, он скривился. - Мне пора.
Резко развернувшись, и бросив через плечо, - Провожать не надо, - он удалился, оставив меня потрясённо стоящей возле шезлонга. От его грубости защипало в глазах.


Мы можем казаться как чудом, так и ужасом, это зависит от того, как нас хотят воспринимать

 
MadameДата: Воскресенье, 29.11.2009, 23:14 | Сообщение # 53
Глава Итальянского Клана
Группа: Администраторы
Сообщений: 1839
Награды: 60
Репутация: 1344
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов
Да что он вообще себе позволяет! Захотелось просто по детски топнуть ногой. День не заладился с утра и завершился вот этим неприятным разговором. Мало того, что Эдварда не было рядом уже как минимум восемь часов, так я до сих пор не представляла, где мне искать утерянный, ставший бесценным для меня, кулон.
Невидящим взглядом я уставилась на кусты акации. Среди листвы мелькнул короткий белый хвостик. Я подошла и, протянув руку, извлекла из травы Маленького Бродягу, занимавшегося, по-видимому, весьма важным делом: обследованием двора. Он всё ещё перебирал ножками по воздуху, словно пытался побежать дальше.
- Эй, привет, - я погладила его, устраивая у себя на руках, - побудь со мной. Меня сегодня все бросили, не убегай хоть ты, пожалуйста, - жалостливо закончила я.
Развернувшись, я села обратно на скамейку качелей.
Я тоскую... Эдвард, как же я тоскую... по тебе...
"Моя любовь как лихорадка... Мне теперь уже не излечиться..."
Тоскую...
"Я в лихорадочном безумии от вечного смятения..."
Эдвард... Уже почти вечер, а тебя всё нет.
Где же ты?
Одинокая слеза скатилась по щеке и устремилась вниз. Я видела как стремительно, покоряясь силе тяжести, летит она. Я видела отблески заходящего солнца в горькой солоноватой слезинке, я видела кристаллик надежды, сверкающий в её сердцевине, я видела, как она колеблется и видоизменяется, сопротивляясь воздуху, я видела собственное искажённое изображение в ней. А она всё неслась и неслась вниз, пока не приземлилась и не исчезла в белой шёрстке котёнка, лежащего у меня на коленях. Тот недовольно заворчал и уткнулся мордочкой в сложенные лапки.
- Прости, - прошептала я.
Налетевший ветер, всколыхнул мои волосы, растрепал и бросил обратно на плечи. Последние лучи меланхолично скользили по траве, исчезая за наплывающими тучами, мчащимися по небу. Я завертела головой и посмотрела на запад. Солнце медленно скатывалось за кромки сосен. Далёкий горизонт всё ещё был светел. Посмотрев на восток, я увидела, как наступает ночь. Она надвигалась чёрной сплошной стеной, миллиметр, за миллиметром завоёвывая пространство на алеющем закатном небе. Это было устрашающее зрелище: видеть, как ночь накрывает землю тёмным покрывалом. День и ночь… свет и тьма… их противостояние вечно…, но оно обреченно на бесконечную смену побед и поражений, как одной, так и другой стороны.
Котёнок на моих коленях завозился, я отвела взгляд от неба и заметила, что рядом со мной сидит Эдвард.
- Привет, - сказал он.
- Ты как всегда бесшумен…
Всё моё внимание поглотили светлые янтарные глаза. Казалось, я могла вечно смотреть на них, изучая каждое мельчайшее вкрапление чёрного, наблюдая, как меняется их цвет до оттенка жжёного сахара и темнее.
- Я думал, ты уже привыкла, - попытался пошутить он.
Я кивнула с серьёзным видом. – Думаю, я ещё не скоро привыкну.
Эдвард наклонился и провёл пальцем по моей щеке, которая тут же заалела от его прикосновений. Я поймала его серьёзный взгляд.
- Ты плакала, - грустно сказал он. Это был вовсе не вопрос.
Я кивнула.
- Почему?
Я пожала плечами и скрестила ноги под скамьёй.
Маленький бродяга, почувствовав мои движения, вскочил на свои маленькие лапки. Котёнок приветственно замурлыкал и перепрыгнул с моих колен на колени Эдварда. Потопав передними лапками, он выгнул спину и приглашающе заурчал, явно напрашиваясь на ласку. Эдвард рассмеялся и погладил маленького проказника, не забыв предварительно почесать у того за ушком. Котёнок затряс головой, умильно чихнул и, потянувшись, свернулся клубочком.
Я удивлённо смотрела на происходящее.
- Как он дался тебе в руки? Он же тебя боялся, как огня! – воскликнула я. – Просто поразительно…
- Ничего поразительного, Белла! – спокойно ответил Эдвард, печально улыбаясь. - Он просто привык ко мне.
Я наклонилась к Эдварду, желая поймать его взгляд. Он вскинул голову.
"Я скучала, Эдвард", - мысленно произнесла я. - "Сегодня был слишком долгий день... без тебя".
"Прости", - я словно действительно слышала его голос в своей голове, читая ответ по глазам. - "В следующий раз, я постараюсь предупредить тебя заранее. И... я тоже скучал, Белла".
Ушки котёнка зашевелились, он, видимо, уловил какую-то возню в другом конце сада. Не мешкая, он спрыгнул на землю и понёсся в том направление, где что-то привлекло его внимание.
Мы вдвоём с Эдвардом наблюдали за стремительными передвижениями проказника. Я рассмеялась, наблюдая, как маленькие лапки мелькнули в последний раз и скрылись за густо цветущим кустом опрометчиво посаженной в этих северных широтах акации.
- Он забавный.
- Он умный, - Эдвард повернулся ко мне. – Я не хочу, чтобы ты плакала.
- Больше не буду, - торжественно пообещала я.
Он кивнул, принимая моё обещание.
- Я кое-что принёс тебе.
Он поднял и развернул свою руку ладонью вверх, пальцы были сжаты в кулак. Я вскинула голову, силясь отгадать по выражению его глаз, что он держал в руке. Их выражение невозможно было прочитать. И я сдалась. Моя рука легла на его сжатый кулак. Я обхватила его пальцы своими и, потянув, разжала их.
В середине ладони лежал мой кулон… хрустальное сердце, что подарил мне Эдвард. Моя потеря, о которой всего несколько минут назад я плакалась Маленькому Бродяге.
Я робко протянула руку и любовно погладила блестящие грани. Я чувствовала приятную прохладу тяжёлого хрусталя. Маленький кристаллик лежал на раскрытой ладони Эдварда. Я знала, что всего одно движение, сильнее, чем обычно, и он может превратиться в искрящуюся пыль. Я накрыла его руку своей. Кулон оказался зажатым меж нашими ладонями.
- Оно всё ещё твоё, - сказал Эдвард и притянул меня к себе, прикасаясь к губам в лёгком поцелуе. Наши губы медленно соединились, затем прижались крепче. Я чувствовала его вкус, его язык, пытающийся неторопливо проникнуть глубже. Закрыв глаза, я вся отдалась собственным чувствам, тем ощущениям, что дарил мне Эдвард, обводя линию моих губ своими. Поцелуй и дразнил, и успокаивал, и обещал большее одновременно. Меня заполнило предвкушение чего-то большего.
Любовь и нежность нахлынули на меня. Я приникла к Эдварду, наслаждаясь нашей идиллией, чувствуя, как постепенно расслабляется его напряжённое тело. Он откинулся на спинку скамейки. Я подобрала под себя ноги, устраиваясь удобнее на его плече.
И мы сидели, прижавшись, друг к другу и тихо раскачивались, наблюдая, как ночь вступает в свои права.

Комментарии к «Even though I try I cant let go / Даже если попробую, всё равно не смогу тебя отпустить» оставлять здесь!!!!!


Мы можем казаться как чудом, так и ужасом, это зависит от того, как нас хотят воспринимать

 
MadameДата: Воскресенье, 29.11.2009, 23:17 | Сообщение # 54
Глава Итальянского Клана
Группа: Администраторы
Сообщений: 1839
Награды: 60
Репутация: 1344
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов
Глава 13: When the twilight comes...

Эдвард

На следующий день, на улице ярко светило солнце. Это означало, что в школу мы не пойдем, и я не увижу Беллу. Сначала я ужасно огорчился, целый день не видеть ее... Эта мысль не вызвала во мне энтузиазма. Но потом я подумал, что встреча с ней после разлуки будет еще прекрасней.
"Ты окончательно и бесповоротно влюблен", - сказал я себе. - "Пол дня проведенных порознь называешь разлукой".
"Ну", - поправил я сам себя, - "не пол дня, а всего несколько часов".
Ведь я должен предупредить ее, что меня не будет в школе. Написать и отнести ей записку, не займет много времени. А я получу возможность увидеть ее еще раз перед этим долгим днем. Я уже представлял себе, как она нахмурится, узнав, что сегодня меня не будет. Чем бы подсластить это известие? Подсластить... Ну да, конечно, шоколадкой.
Я точно помнил, что на заправке есть большой магазин. Вероятнее всего еда там тоже есть. Не долго думая, я направился на заправку.
Не смотря на ранний час, магазин был уже открыт. Мне навстречу поднялась миловидная чернокожая девушка. На ее футболке красовалась неожиданная надпись "Our blood has the same color, don't check this". На секунду я застыл. Ох, вероятно эта девушка просто ярый борец за права афро-американцев. Я чуть не расхохотался. Надо будет подарить такую футболку Эмету, он оценит юмор.
- Здравствуйте, - вежливо поздоровался я, - мне нужна шоколадка.
- Пожалуйста, - ответила продавщица и указала рукой на стену.
Я замер в изумлении: весь стенд от низу до верху занимали различные плитки шоколада. И как прикажете выбирать? Здесь был шоколад с орехами, с изюмом, черный шоколад. Черный шоколад?! А что бывает и не черный?!
- Ну, бывает еще белый, - ответила девушка из за прилавка. Оказывается я, задумавшись, произнес свой вопрос вслух.
- Дженни, - взмолился я, скользнув взглядом по значку приколотому у нее на груди, - мне нужен шоколад для девушки, помогите выбрать.
- Стив, - крикнула Дженни куда-то вглубь магазина, и из подсобки немедленно появился огромный чернокожий парень, очень похожий на нее. - Постой минутку за прилавком. Мне нужно помочь покупателю.
Девушка подошла к полке и начала вместе со мной придирчиво изучать товар.
- Ну, хоть скажите, какой шоколад она предпочитает? - вздохнула она наконец. - Обычный или горький?
- Горький?!! - я всерьез усомнился в сохранности собственного разума. Как горький? Шоколад должен быть сладкий.
Видя неподдельный ужас на моем лице, девушка уточнила. - Ну, так еще называют черный шоколад. Он имеет немного горьковатый привкус.
"Лучше бы я пошел покупать кольцо с бриллиантом в подарок", - тоскливо подумал я, - это было бы гораздо проще".
А вот покупка шоколада окончательно поставила меня в тупик.
Хорошо, придется пойти на хитрость.
- Дженни, - как можно более вкрадчиво произнес я, - пожалуй, я лучше спрошу свою девушку, что она предпочитает, и вернусь к вам. Но вы так много времени потратили на меня, позвольте я куплю шоколадку для вас.
Девушка вспыхнула.
- Какая вам больше всего нравится?
- Вот эта, - она уверенно протянула руку с золотистой упаковке.
- Вот и прекрасно, - обрадовался я, подхватывая две штуки и направляясь к кассе, - надеюсь ваши вкусы совпадут со вкусами моей девушки.
До ее дома я добрался бегом. Взобраться на второй этаж и проникнуть в ее комнату было для меня минутным делом. Я положил записку на край стола, прикрыв её сверху шоколадкой, что бы лист не улетел от ветра.
Я не смог отказать себе в удовольствии посмотреть на нее спящую хотя бы несколько минут. Совсем недавно, в моем распоряжении были лишь такие односторонние свидания. Белла беспокойно заворочалась, и я, с сожалением бросив на нее последний взгляд, выпрыгнул в окно. Я уже было собирался направиться в сторону леса, как мое внимание привлек луч света, игравший на каком-то предмете, наполовину втоптанным в землю. Я нагнулся и поднял хрустальное сердечко. Цепочка была порвана.
"Белла, вероятно, еще не обнаружила пропажу", - подумал я, опуская украшение в карман. - "Вот и прекрасно. Куплю новую цепочку и тихонько положу ее на тумбочку".

*****

Вернувшись домой, я заскучал. Чуть позже мы все отправимся на охоту. Мы всегда старались использовать подобные дни с максимальной пользой и поэтому уходили далеко в горы, где можно было найти медведей. Но, как правило, Розали так рано ещё не была готова к выходу. Ей всегда нужно дополнительное время на сборы.
Я сидел, глядя в выключенный монитор компьютера, и размышлял, чем бы мне заняться. Конечно, можно было бы побродить по интернету, но мне не хотелось. Мысленно я все время возвращался к Белле. Перебирал в памяти минуты, проведенные вместе, вспоминал разговоры. И тут мне вспомнилось как в один из дней Белла рассказывала, как приятно с утра поваляться в постели и еще немного поспать, неожиданно узнав, что уроки отменяются. О, я как раз и нахожусь в подобной ситуации. Уроки отменяются. Мне сталo ужасно интересно испытать это ощущение на себе. Вообще, Белла возвращала меня к жизни, воскрешая во мне давно забытые ощущения. Значит поваляться в постели и поспать...
Я решил подойти к этому вопросу со всей ответственностью. Моя софа вполне может сойти за кровать. Что мне еще надо? Подушка и одеяло. Подушку я стащил из холла. Там на диване перед телевизором валялась их целая куча. Наверняка, Эсме не заметит исчезновения одной из них. Роль одеяла был призван исполнять cвязанный вручную мексиканский плед. Я лег на софу, положил голову на подушку, накрылся пледом и закрыл глаза, старательно пытаясь представить себе, что сплю. Я отключил возможность слышать чужие мысли и расслабился. Должен признаться, что я чувствовал себя довольно глупо. Через некоторое время перед глазами поплыли красные круги и мне все это порядком надоело...


Мы можем казаться как чудом, так и ужасом, это зависит от того, как нас хотят воспринимать

 
MadameДата: Воскресенье, 29.11.2009, 23:18 | Сообщение # 55
Глава Итальянского Клана
Группа: Администраторы
Сообщений: 1839
Награды: 60
Репутация: 1344
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов
Тут я уловил запах гостя и немедленно открыл глаза. На подоконнике, расширив глаза в немом ужасе, сидел Эммет.
- Эдвард, что ты делаешь? - осторожно спросил он.
- Нежусь в постели, - честно ответил.
- Ааа... - как-то очень спокойно повторил он, - нежишься... понятно
- Ну, в смысле, сплю, - уточнил я.
- Да, да, спишь. И давно? - медленно спросил брат.
- С утра, - ответил я.
- Логично, - согласился он, поглядывая на меня с некоторой опаской.
- Ну,долго мы будем его еще ждать? - послышался из окна раздраженный голос Розали. - Чем он там занимается?
- Он спит, - объяснил Эммет свешиваясь вниз.
- Передай, что ему срочно нужна помощь психолога, я его больше не жду.
За окном послышались резкие шаги сестры.
В моем воображении немедленно нарисовалась картинка обращения к психологу:
Дорогой доктор Х. В последнее время у меня вызывает сильнейшую тревогу странное поведение младшего брата. Он начал говорить странные вещи. Например, не далее как вчера он заявил, что шоколад - сладкий. А сегодня, доктор, вы не поверите, мы застали его спящим... Умоляю Вас, спасите его...
Я расхохотался...
В это время в дверь постучали.
- Войдите, - сказал я, искренне удивившись.
На пороге появилась весьма довольная собой Элис. Она тащила за руку Джаспера.
- Элис, а почему ты стучишь? - озадаченно поинтересовался я.
- А я приучаю свою неделикатную семейку стучаться прежде чем войти.
Ее взгляд неодобрительно скользнул по Эммету, все еще сидящему на подоконнике. - И я бы на твоем месте научилась закрывать окна, не ровен час помешает кто.
Эммет закатил глаза.
- Я слышала, ты спишь, - как ни в чем не бывало продолжала Элис. - Рада что мой подарок тебе понравился.
- Эээ, какой подарок? - я был озадачен.
- Эдвард, - казалось только тут она заметила на чем я лежу, - что это такое?! - она возмущенно указывала на мою импровизированную подушку.
- Ну, я взял ее внизу в холле, - смутился я, - а ты думаешь Эсме это сильно не понравится?
- Ну, даже не знаю как тебе и сказать, - протянула сестра, - 17 век, ручная работа, стеклянный бисер. Нет, не думаю.
Джаспер картинно схватился за голову за ее спиной.
- Джас, перестань валять дурака, - немедленно возмутилась Элис.
- А у тебя есть глаза на спине? - удивился Джаспер
- Нет, я вижу тебя в зеркало, - пожала плечами сестра.
Эммет прыснул от хохота, но наткнувшись на свирепый взгляд Элис, принял серьезное выражение лица.
- Тааак, а это у нас что, - елейным голосом поинтересовалась Элис, взявшись за мое импровизированное одеяло. - Плед племени Мая, - Мексика. И это у тебя одеяло. Восхитительно...
Я окончательно смутился.
- Эдвард, - Элис, наконец, дала волю раздражению, - ты хоть что-нибудь вокруг себя замечаешь?
- Замечаю, - осторожно ответил я, опасаясь разозлить ее еще больше.
- Ой, как я рада, что ты заметил мой подарок, который уже 3 дня стоит в твоей комнате.
Я бросил умоляющий взгляд на Джаспера: "какой еще подарок"? Он глазами указал на дальний конец комнаты. Там стояла коробка перевязанная темно-синей лентой. По размерам коробка напоминала скорее небольшой чемодан.
Я подскочил и крепко обнял Элис. - Спасибо, ты самая лучшая в мире сестра! - Я не любил получать подарки, но расстраивать ее я не собирался. - А что там?
- Вот открой и посмотри сам, - она все еще немного дулась, но в глазах уже плясали веселые чертики.
Я открыл огромную коробку и вытащил на свет полный набор постельного белья, две подушки и огромное одеяло.
- Ой, - изумился я, - ты что увидела, что я захочу попробовать, каково это - спать?
- Нет, я этого не видела, - ответила она и почему-то уставилась в пол.
И тут до меня дошло.
- Элис, - возмутился я. - Ты что... Да это личное... Ты не должна была...
- Погоди-погоди, успокойся, - быстро заговорила она, осторожно пятясь к двери и увлекая за собой Джаспера. - Ничего я не видела. Даже и не собиралась. Просто я не вчера родилась. Знаю, что рано или поздно тебе это все понадобится. - Она выскочила за дверь. - И, судя по всему, скорее рано, чем поздно!
Я застыл на месте. Потом медленно повернулся и наткнулся взглядом на Эммета, который все еще восседал на подоконнике. Увидев мое растерянное выражение лица, он так и покатился со смеху. Зарычав, я бросился на него.
Мы приземлились на сухие ветки и тут же встали в боевые позиции. Эммет вообще всегда "за", когда дело доходит до драки. А у меня, накопленная энергия требовала выхода. Но Элис была тут как тут.
- Потом подеретесь. Карлайл и Эсме уже ждут. Эдвард, я надеюсь ты пойдешь с нами? - спросила она тоном не терпящим возражений.
- Пойду, - вздохнул я, - тем более, что поспать мне в этом доме, точно не дадут.

*****

День получился странный. Время двигалось как-то неравномерно: то застывало на месте надолго, и стрелки часов, казалось, намертво приклеивались к циферблату, а то вдруг летело, и я не замечал, как пробегали часы. В одном Белла оказалась совершенно права: мир изменился, и я видел его совершенно иначе. Мне внезапно стали интересны вещи, которыми я никогда не интересовался. Я находил какое-то необъяснимое удовольствие, пытаясь посмотреть на мир глазами человека.
Мое сознание разделилось. Я делал все, что нужно: охотился, общался с семьей и ждал... Ждал вечера...

*****

Уже приблизившись к ее дому, я почувствовал запах оборотня. Оборотень? Что он делает в доме Беллы? Больше всего на свете мне хотелось помчаться к ней, вышвырнуть оттуда наглеца. Но как, черт возьми, я объясню ей свое поведение? Сомневаюсь, что ей понравится, если я ворвусь к ней в сад и начну размахивать кулаками. Вероятнее всего, она даже и не знает, что ее приятель оборотень. Решение пришло само собой. Недалеко от ее дома росло высокое дерево. Забравшись на него, я смогу видеть все, что происходит вокруг дома. Но было в этом что-то неправильное, словно я подглядываю за ней. Сяду спиной к ним, решил я. Таким образом, я не буду видеть их, а, если постараться, то и слышать. Но я обязательно почувствую, если ей будет угрожать хоть малейшая опасность. Устроившись поудобнее на вершине дерева, я принялся созерцать сумеречное небо. Это плохо у меня получалось. Я слишком по ней соскучился, ожидание было подобно пытке, а присутствие врага в такой опасной близости от нее отнюдь не улучшало моего настроения. Если не слушать их слова у меня получалось очень неплохо, то с его мыслями я испытывал огромные затруднения. Он буквально вопил.
- Как же ей объяснить, что Каллен опасен? – думал он.
– О, тебя ждет большое разочарование, она знает это, – мысленно ответил я ему.
- Если бы не этот дурацкий договор, я бы просто рассказал ей всю правду.
- Можешь не стараться, щенок, я это уже сделал за тебя, – разозлился я.
- Надо найти способ, сказать ей все. Я люблю ее, и я сделаю все, что бы защитить ее от кровопийцы.
Чтобы не сорваться с места, я вцепился в ствол дерева. О чем он позволил себе подумать? О любви?! К Белле?! Да как он смеет?!
Ревность захлестнула меня волной. Почему-то до этого момента я даже и не осознавал, что ее могу любить не только я. Все особи мужского пола, оказывающиеся возле нее, вызывали во мне неприязненные чувства. Но я прекрасно понимал, что она красивая девушка, естественно, что на нее обращали внимание. В школе уже все поняли, что она со мной, и позволяли себе смотреть на нее лишь издалека. Особо непонятливым – пришлось объяснить отдельно. Зато теперь, никто и близко себе не позволял мечтать о ней. По крайней мере, в слух. Над людскими мыслями я не имел власти, да и ладно, – пусть себе мечтают, это ничего не изменит.
Но этот мальчишка думал о любви! Картины в его сознании, сменявшие одна другую, заставили меня задрожать от гнева. Он действительно считает, что любит ее. Щенок еще слишком молод, чтобы уметь отличить обычное желание от истинного чувства. Я был взбешен.
Огромным усилием воли я подавил в себе желание спрыгнуть на землю. Вместо этого я принялся думать о том, что скажу сегодня Белле, и как наш мир вновь изменится после нашего разговора. На этот раз, в лучшую сторону...


Мы можем казаться как чудом, так и ужасом, это зависит от того, как нас хотят воспринимать

 
MadameДата: Воскресенье, 29.11.2009, 23:18 | Сообщение # 56
Глава Итальянского Клана
Группа: Администраторы
Сообщений: 1839
Награды: 60
Репутация: 1344
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов
Внезапно мои мышцы напряглись, кора, отломанная моими пальцами от дерева, с легким шелестом полетела вниз... Я даже не сразу понял,что произошло. Запах! Его запах изменился. В нем становилось все меньше от человека, больше от волка. Он перекидывался! Мое тело отреагировало: инстинктивно перестроившись в режим боя, еще быстрее, чем я успел это осознать. В долю секунды я оказался на земле и в три огромных скачка преодолел расстояние до ее дома... Бесшумно подобравшись к живой изгороди, я заглянул в сад. Мое тело было готово к прыжку.
Белла сидела на шезлонге спиной ко мне. Напротив нее стоял квилет. Его лицо было искажено от гнева, но волком от него больше не пахло. Он сумел сдержать себя в руках. "Похвально, щенок", - раздраженно подумал я, - "ты только что избежал смерти".
Я отступил в тень деревьев. Появляться непрошеным гостем, мне не хотелось. Кроме того, я был уверен, что он уже почувствовал мой запах.
Мой расчет оказался верен. Не прошло и пяти минут, как навстречу мне вышел молодой оборотень. Я молча разглядывал соперника в его человеческом обличье. В том, что он соперник, я не сомневался. Я слышал его мысли.
Черные глаза, смуглая кожа, длинные волосы, резко очерченный рот. Такие как он, как правило нравятся женщинам. Широкие плечи, под майкой угадываются накачанные мускулы, выглядит лет на 18, но оборотни всегда выглядят старше своих лет. Как минимум года на два-три. Следовательно ему не больше пятнадцати. Совсем еще мальчишка. Но это ничего не меняет.
Он. Посмел. Хотеть. Ее!
Наши взгляды встретились, и волна ненависти окатила меня. Между нами словно установилась невидимая связь, центром которой была она. Мы молча испепеляли друг друга взглядами. Мне не нужно было читать его мысли, чтобы понять, чего он хочет. Наши желания совпадали.
Он сверлил меня взглядом, мечтая лишь об одном: броситься на меня. Ну, давай же, мысленно умолял я, прыгни, и я убью тебя. Ударить первым я не мог. Он был на моей земле. По закону - он был гостем. Развязать драку, было равносильно, что начать войну. Это понимали мы оба.
- Я знаю, ты можешь читать мои мысли, - наконец, заговорил он.
- А тебя мама с папой не учили здороваться? - проигнорировал я его вопрос.
- Учили, - отпарировал он, - но я не желаю тебе здоровья. Если ты можешь читать мысли, - продолжал он, - тогда ты знаешь, как сильно я ненавижу тебя. Я ненавижу всех вас, но тебя особенно.
- Знаю, - спокойно согласился я, - даже польщен твоим вниманием к моей персоне. Чем обязан?
- Держись от нее подальше, - сквозь зубы процедил он.
- И это говорит мне кто? - мои брови взлетели вверх.
- Друг, - с вызовом бросил он.
- Впечатлил, - присвистнул я. - А теперь, друг, убирайся и не заставляй меня возвращаться к этому разговору. Белла - моя. Это ее выбор. И ты это знаешь. Это очень удобно - читать мысли других.
Его бой был проигран, и он это знал.
Его тело задрожало. Я слышал, как по швам рвётся его футболка, видел как расплываются черты его лица, как меняет очертания его тело. Он взвыл и стиснул зубы, прекращая дрожь.
- Я буду следить за вами, - прорычал он.
- Я это уже слышал, щенок. Тебе показать, в каком направлении находятся ваши земли? - вежливо осведомился я.
- Мы еще увидимся, кровопийца, - он развернулся ко мне спиной и растворился в сумерках.
- Буду ждать с нетерпением, - бросил я вслед.
Повернуться к вампиру спиной было очень неосторожно с его стороны. Безрассудно. Смелость всегда вызывала во мне уважение, даже если это была смелость врага. И все же,
жаль, что ему удалось удержать себя в руках. Очень жаль. Кстати, я даже не знаю, как его зовут.
Размышляя об этом, я быстрым шагом подходил к ее дому. Последние лучи солнца, скользили по земле, нехотя уступая власть ночи. Она сидела на скамейке, держа на руках котенка. От ее маленькой фигурки, веяло такой тоской и безысходностью, что у меня защемило сердце. Оборотень тут же вылетел у меня из головы.
- Привет, - сказал я присаживаясь рядом с ней.
- Ты как всегда бесшумен… - вздрогнула она.
- Я думал, ты уже привыкла, - я попытался придать своему голосу бодрое выражение.
- Думаю, я ещё не скоро привыкну.
Я разглядывал ее лицо. Тени на скулах, влажные ресницы, мокрая дорожка... Она плакала? Если это сделал он, я убью его, и никакой договор меня не остановит. Я наклонился и провёл пальцем по ее щеке, повторяя путь одинокой слезинки.
- Ты плакала, - прошептал я.
Она кивнула.
- Почему?
Она пожала плечами. Что-то мне подсказывало, что сейчас не время для вопросов.
Маленький белый котенок, вскочил на задние лапки и с укоризной посмотрел на меня.
"Почему тебя так долго не было"? - словно спрашивал его взгляд.
"Я охотился", - ответил я ему одними глазами.
"Понятно", - важно мурлыкнул дальний родственник тигра. Похоже он, наконец-то, признал меня равным хищником и перебрался на мои колени. Его кошачья интуиция подсказывала ему, что я никогда не при каких условиях не причиню вреда его хозяйке. Мы с ним на одной стороне... Он выгнул спину и приглашающе заурчал, предлагая скрепить наш мужской союз действиями. Я почесал его за ухом и погладил спинку. Мой новый друг с довольным видом свернулся клубочком.
- Как он дался тебе в руки? Он же тебя боялся, как огня! – поразилась Белла.
- Он просто привык, - нашелся я.
Она наклонилась ко мне, разглядывая мои глаза. Я не возражал. В ее глаза я мог смотреться вечность. В зарослях, неподалеку от нас, высунула голову из норы неосторожная землеройка. Бродяга, учуяв ее запах, немедленно сорвался с места и деловито зашуршал в кустах.
- Он забавный, - прошептала Белла. Ее голос был тихим и печальным.
- Он умный, - я повернулся к ней и взял ее лицо в свои ладони. - Я не хочу, чтобы ты плакала.
- Больше не буду, - еще тише ответила она.
Мне безумно хотелось ее утешить, но я не знал как. Я даже не знал причину ее тоски. Ох, своя душа - потемки, чужая - тем более. Хотя, это не про нас. У нас с ней одна душа, может потому во мне так болит ее тоска? Одна душа болит за двоих и одно сердце бьется. Сердце... Я вспомнил про хрустальное сердечко лежавшее у меня в кармане. Наверно, она расстроилась обнаружив его пропажу.
- Я кое-что принёс тебе.
Я развернул руку ладонью вверх, сжав пальцы в кулак. Она изумленно посмотрела на меня, ее взгляд был похож на взгляд ребенка разглядывающего огромную коробку, о содержимом которой он даже не догадывается. Ее тонкая рука легла на мою. Пальцы обхватили и переплелись с моими. Я, не моргая, смотрел на наши руки, не в силах отвести взгляда от переплетенных пальцев, и видел перед глазами черно-серебряную нить. Еще никогда я не ощущал ее так близко, и ни разу потребность в ней не была такой острой. Мои пальцы разжались сами собой.
Она недоверчиво уставилась на хрустально сердце, потом подняла на меня счастливые глаза. Словно лишь этого она ждала целый день. Она протянула руку и накрыла мое сердце ладонью. Ему было так хорошо в ее руках.
- Оно всё ещё твоё, - выдохнул я и прикоснулся к ее теплым губам
Она приникла ко мне. Я сидел рядом с ней, обхватив ее за плечи, и смотрел, как угасает день, в котором она любила безжалостного монстра. Безжалостного и бессердечного. Любила, не требуя взамен ничего кроме любви. Любила, даже не ища мне оправданий. Она просто не нуждалась в них, полностью приняв мою темную сторону. Последние часы этого дня таяли на глазах. Его место занимал новый день. День, в котором я, наконец-то, смогу рассказать ей о себе все.

Комментарии к «Even though I try I cant let go / Даже если попробую, всё равно не смогу тебя отпустить» оставлять здесь!!!!!


Мы можем казаться как чудом, так и ужасом, это зависит от того, как нас хотят воспринимать

 
MadameДата: Суббота, 05.12.2009, 14:28 | Сообщение # 57
Глава Итальянского Клана
Группа: Администраторы
Сообщений: 1839
Награды: 60
Репутация: 1344
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов
БОНУС ГЛАВА. Джейкоб Блэк: Because I can

Предисловие автора:
Ох, я чувствую полетят в меня сейчас тапки. И все же... Да я люблю Джейкоба Блейка. Дорогие наши читательницы, я без всякого сомнения отношу себя к клубу Эдварда. И, выбирая между ними двумя, я, конечно же, выбрала бы Вампира. Но это ничего не меняет. Я люблю и Джейкоба тоже. По ряду причин, как объективного, так и субъективного характера. Например, даже самые его ярые противники не откажут ему в том, что он борется за свою любовь. Неумело, порой даже смешно, - но борется. Хотя куда же ему тягаться с таким в силу возраста мудрым противником? А вот и еще одна причина, на этот раз личного свойства. Для меня Эдвард - зрелость, со всеми достоинствами и недостатками, Джейкоб - юность, опять же, со всеми достоинствами и недостатками. Чем больше лет проходит, тем чаще я начинаю с тоской оглядываться вслед юности.
Мой Джейкоб Блейк. На ваш суд.
Imfubuki

Я открыл глаза. Моему взгляду предстала огромная трещина, пересекающая потолок. В нескольких местах побелка отвалилась, и были видны плохо отструганные деревянные доски.
Девушка, лежащая рядом со мной, повернулась на другой бок. Я поморщился, пытаясь вспомнить как ее зовут. Мими? или Милли? Не помню. Ну почему я всегда напрочь забываю их имена?
Ну и черт с ним. Какая разница, Милли или Мими. С некоторых пор я начал спрашивать имя девчонки до того, как уложить ее в постель. Квил заявил, что для меня это огромный прогресс и верх джентльменства, на которое я вообще способен. Я, конечно, посоветовал ему заткнуться, все равно он никогда не узнает истинную причину...
Я вздохнул, вспоминая свидание, с которого и началось мое осторожное отношение к именам.
Ее я встретил на дискотеке для старшеклассников в Джексонвилле. Все таки гены волка давали массу преимуществ. Например, я выглядел намного старше своих лет, и спокойно проходил на любой фильм или в клуб. Она заметила меня сразу, и я тоже обратил на нее внимание. Она была горячая. Мне казалось, что температура ее тела равна моей. Но это было невозможно. Она пахла как человек. Мы протанцевали три часа подряд. Хотя танцами это можно было назвать с большой натяжкой. Это больше походило на секс в одежде при большом количестве народа. Как будто она вознамерилась проверить мой темперамент и похоже осталась довольна.
- Твоя кожа обжигает, - прошептала она, прижимаясь ко мне во время медленного танца. Наши объятья были так откровенны, что даже не оставляли простора для воображения. Все было предельно ясно. В час ночи мы уже мчались на моем мотоцикле к ее дому. Сквозь одежду я ощущал жар ее тела. Огонь. Мне нравятся такие. Они мне подходят, и, как-то опираясь на шестое чувство, они всегда знают, что я подхожу им.
- Зайдешь? - спросила она, спрыгивая с мотоцикла.
- Конечно, - ответил я, глуша мотор.
- Ну, тогда, тебе придется вести себя тихо, предки спят, - предупредила она.
- Вести себя тихо придется именно тебе, - усмехнулся я, - и боюсь с этим у тебя возникнут сложности.
- Да нет, - я видел, как в темноте вспыхнули ее глаза, - я имела ввиду, что придется тихо подниматься по ступенькам, лестница скрипит. А так, - она махнула рукой, - на первом этаже не слышно, что происходит наверху. Такая планировка.
- Очень предусмотрительно, - ответил я. - А на счет лестницы не беспокойся. Я могу пройти по любой лестнице так, что не скрипнет ни одна половица. Даже с тобой на руках.
- Это второй этаж, - попыталась возразить она.
- Я догадливый, - пожал плечами я, подталкивая ее к двери.
В холле было темно, и она потянулась было к выключателю.
- Не надо, - остановил я ее, подхватывая на руки, как и обещал, - я и так прекрасно вижу.
Лестница была крутой и старой. Сразу было видно, что скрипят не только ступеньки, но и перила. Но, разве это могло быть помехой. В три огромных прыжка мы оказались на верху.
- А ты ловок, - восхитилась она, открывая дверь в свою комнату.
- У меня еще много других достоинств, - ответил я, прижимая ее к стене и впиваясь в ее рот. Я не был ласков, да она и не желала ласки. Мы были похожи. Этот поцелуй больше походил на укус, руки были почти грубы. Мой язык ворвался в ее рот, обжигая ее, приказывая подчиниться. Она застонала...
- Подожди... - она отстранилась от меня, и, стянув с себя облегающую маечку, швырнула ее на пол. Белья на ней не было. Моя футболка полетела туда же. Теперь на нас остались лишь джинсы. И снова мы рванулись друг к другу. В двух шагах от нас стояла кровать, но нам было не дойти до нее. Она стонала, царапая мои плечи, и ее ответные поцелуи были такими же резкими как и мои.
Ее руки взялись за мой пояс. Я уже расстегивал пуговицы на ее джинсах.
- Как тебя зовут?, - внезапно, задыхаясь, спросила она.
Ух ты, вспомнила, восхитился я про себя. - Джейк, а тебя?
- Белла.
- Как?! - я отшатнулся, перехватывая ее руку, уже расстегивающую мою ширинку.
- Белла, - раздраженно повторила она, - и отпусти мою руку, ты делаешь мне больно!
Я резко отстранился. Застегнуть молнию... ремень...майка... Я собирался, не произнося не слова. Так же молча я вышел за дверь.
- Псих, - бросила она мне в спину.
Девушка справа от меня снова перевернулась окончательно сброив с себя одеяло, и я вернулся к реальности. Мой взгляд скользнул по грациозной линии спины. "А она красива", - лениво подумал я. Хотя тут нечему удивляться. Я всегда выбираю красивых девушек, потому что могу. Вообще-то это мое жизненное кредо, ответ на многие вопросы... Я делаю это, потому что могу. Как-то Эмбри спросил меня, зачем я сплю с таким количеством девушек. - "Не зачем, а почему", - ответил я ему, - "потому что могу...".
Я чиню автомобили и мотоциклы, потому что могу. Мои руки как-то сами собой знают, как заменить ту или иную деталь.
Я всегда передвигаюсь по лесу в облике волка. Потому что могу. Мне нравится скорость и сухой треск, с которым ломаются ветки под моими лапами.
Я провожу ночи с разными девушками, редко встречаясь с одной и той же дважды. Потому что могу. Они выбирают меня сами. Женская интуиция подсказывает им, что я иной. И они не ошибаются.
Девушка опять зашевелилась. Черт возьми, так она и проснуться может. Если я уйду сейчас, то смогу избежать бессмысленного обмена телефонами. Звонить ей я все равно не собираюсь. Я тихо встал с кровати и, бесшумно одевшись, вышел за дверь. Прохладный ночной воздух принял меня в свои объятья. Дойдя спокойным шагом до кромке леса, я остановился в зарослях и перекинулся. Как же я люблю запах леса, скорость и тишину... Напрасно я подумал про тишину...
А вот и Джейк, сытый и довольный, - прозвучал у меня в голове голос Леи.
Отвали Леа, - бросил я.


Мы можем казаться как чудом, так и ужасом, это зависит от того, как нас хотят воспринимать

 
MadameДата: Суббота, 05.12.2009, 14:28 | Сообщение # 58
Глава Итальянского Клана
Группа: Администраторы
Сообщений: 1839
Награды: 60
Репутация: 1344
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов
Сейчас у меня были дела поважнее, чем отвечать на ее колкости. Лапы автоматически несли меня по знакомой дороге. С тех пор как она начала встречаться с кровопийцей, мне не оставалось ничего делать, как охранять ее из далека. Он говорит, что не причинит ей вреда. Смешно. Да достаточно посмотреть на его глаза, чтобы увидеть, как он хочет ее... Беллу... Именно так они охотятся... так ведь? Соблазняют и потом... И вообще, с какой это стати я должен верить словам вампира?
Я не могу ей ничего рассказать, договор связывает меня по рукам и ногам. Согласно ему, мы не имеем права рассказывать людям о истинной сущности Калленов.
Так что путь у меня теперь каждый вечер один. Правда, возле ее дома стоит невыносимый смрад. Ну ничего, придется потерпеть. И как она не чувствует этого отвратительного запаха?
Я все еще размышлял об этом, когда в моей голове прозвучал приказ Сэма: Остановись!
Я словно налетел на прозрачную стену и, перевернувшись в воздухе, остановился. Когда приказывает Альфа, невозможно не повиноваться. Это заложено на уровне инстинкта.
Джейк, я жду тебя на поляне, - бросил Сэм, и лапы сами собой понесли меня туда, где собиралась стая для принятия важных решений. Если Сэм вызывает нас на поляну, значит, что-то случилось. Нас? Что-то я не слышу никого вокруг себя, даже мысли вездесущей Леи исчезли из моей головы. Странно. Что происходит? Я ускорил бег.
На залитой лунным светом поляне стоял огромный волк. Он был один.
- Что случилось Сэм? - удивился я.
- Пока ничего, - ответил он. - Нам надо поговорить.
- Хорошо, - согласился я.
- Эта девушка, Белла...
- Не твое дело, - немедленно оскалился я.
- Теперь мое, - возразил Сэм. - Ты ошиваешься возле ее дома по ночам.
Теперь я понял, почему Сэм заговорил со мной в облике волка. Сделай он это в облике человека, я бы просто его послал. В шкуре волка я не мог этого сделать. Я был обязан отвечать.
- Мы одни? - спросил я.
- Нет, - ответил Сэм, на поляне, один за одним начали появляться волки: Квил, Эмбри, Сет, Лия, здесь были все. - Если ты развяжешь войну, это будет касаться всей стаи.
Вот и прекрасно, он сам начал этот разговор. Действительно, почему бы не рассказать всем, что вытворяет этот вампир. Конечно, мне бы больше понравилось перегрызть ему горло в одиночку, но зато драка будет одобрена всей стаей. Тоже неплохо.
- Я нахожусь рядом с ней, потому что она встречается с вампиром. С этим надо что-то делать. Скорее всего, она даже не знает, кто он такой. Я думаю в этом случае можно нарушить договор и рассказать ей все. А еще лучше встретить его вечером и объяснить ему, что он не прав. Я вызываюсь выполнить это задание.
- Погоди, я не даю никакого задания. Эдвард пока не сделал ничего дурного.
- Пока?! - зарычал я, чувствуя как шерсть у меня на загривке встала дыбом.
- Джейк, - Сэм старался передать мне свое спокойствие вместе с мыслями. - Мы защищаем людей от вампиров, это верно. Но не от Калленов. Они ни разу не нарушали договор.
- Зря стараешься, Альфа, мне все равно. Я хочу открыть ей глаза. Им нельзя доверять.
- Я разговаривал с Карлайлом. Он утверждает, что его сын очень серьезно относится к этой девушке...
Мой когти вспороли землю, я зажмурился, пытаясь думать о чем угодно, изо всех сил стараясь сдержать собственные мысли. Меня это не спасло.
- Нет, Джейк, нет, - Сэм в ужасе попятился от меня.
Как же я ненавидел в этот момент Сэма и всю стаю, способную слышать все, что происходит в моей голове.
- Ты влюблен в нее... - с ним что-то произошло. В его голосе слышалось столько боли, что на секунду мне сделалось страшно, и в тот же миг он закрыл свои мысли от нас. Альфа имел такую привилегию. Но у меня не было времени размышлять о том, что с ним случилось. В мою голову ворвались голоса стаи.
- Ха ха ха, Джейки влюбился, - это Эмбри.
- Заткнись.
- Братишка, зачем тебе эта головная боль? - Квил.
- Тебя позабыл спросить.
- Джейк, как же ты так, а?
- Закрой пасть, и прекрати скулить, - досталось от меня и добродушному Сету. Что-то Лия молчит... Ну ничего, сейчас и она выскажется...
И тут шум перекрыл голос Сэма, зазвучавший в наших головах одновременно.
- Это не имеет никакого значения, Джейк, - его голос был безжизненно-холодным.
- Имеет, Сэм.
- Эта девушка не твоя, оставь ее в покое.
- Никогда! - прорычал я и прыгнул... Этого не ожидал никто. Все замерли в оцепенении. Запрета нападения на Альфу никогда не было. Может быть потому, что до меня этого никто не делал?
Сэм прыгнул мне на встречу и ударил меня прямо в полете. На землю я приземлился уже на трех лапах и снова бросился на него. Он отшвырнул меня в сторону, полоснув клыками по правому боку; из раны потекла кровь. Я не чувствовал боли. Я вообще ничего не чувствовал, кроме злости. Мы кружили по поляне в полной тишине. Воздух был наполнен запахом моей крови. Я бросался на него снова и снова. И снова, и снова Сэм бил меня.
Первой не выдержала Лия. Волчица она и есть волчица.
- Прекратите! - она бросилась между нами.
- Убирайся, Лия, - из моей пасти капала кровь.
- Не трогай их, - вмешался Эмбри, - Сэм знает что делает.
- Но ведь Джейк не остановится, - взмолилась она.
И тут Сэм снова заговорил.
- Уйди, Лия. Джейк тоже знает, что делает. Прыгай, и я опять ударю тебя, что бы лишний раз доказать, я - сильнее. В этой стае нет никого сильнее меня. Но даже я не в силах противостоять инстинктам. Эта девушка не для тебя, волк, придет время, и ты запечатлишься, и тогда она перестанет иметь для тебя всякое значение.
- Ложь! - закричал я. - Это неправда!
- Правда... - голос Лии прозвучал словно удар хлыста. Воздух вокруг нее задрожал. Я с изумлением смотрел на происходящее. Она никогда не перекидывалась при стае.
- Правда, - повторила она, выпрямившись в полный рост. Она смотрела в глаза Сэму. Потом развернулась и медленно пошла прочь.
И в этот момент, мне впервые захотелось завыть на луну...

Комментарии к «Even though I try I cant let go / Даже если попробую, всё равно не смогу тебя отпустить» оставлять здесь!!!!!


Мы можем казаться как чудом, так и ужасом, это зависит от того, как нас хотят воспринимать

 
MadameДата: Суббота, 05.12.2009, 14:30 | Сообщение # 59
Глава Итальянского Клана
Группа: Администраторы
Сообщений: 1839
Награды: 60
Репутация: 1344
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов
Глава 14. Misunderstanding

Эдвард

Мы так и сидели в тишине, наблюдая, как темнота окончательно вступает в свои права. Но она была какой-то другой, не такой как всегда. В ней не было ни осторожности ночного леса, ни опасности потемневших улиц. Напротив, она пришла словно для того, чтобы помочь нам. Верный страж всех любящих и влюбленных она закрывала нас от глаз чужаков, создавая в эти минуты Вселенную величиной в Беллин сад, принадлежавший, только нам двоим. Я обнял ее и привлек к себе. Время от времени я притягивал ее к себе еще сильнее, потом, боясь, что сжимаю ее слишком сильно, ослаблял хватку, но не проходило и пяти минут, как опять мои руки бессознательно и еще сильнее смыкались вокруг ее талии.
Она глубоко вздохнула и прижалась лбом к моей рубашке, потом взяла в руки мою ладонь и прикоснулась к ней губами. Я растерялся... Честное слово... Я растерялся. Она. Поцеловала. Мою. Руку. Руку убийцы, хищника, зверя. Мир задрожал пред моими глазами и разбился на мелкие осколки. И вновь собрался в картинку еще более прекрасную, чем прежде, и мне не терпелось вновь его рассмотреть. Ночное небо, звезды такие яркие, словно нарисованные рукой ребенка. Интересно, они всегда так красивы или они похорошели именно сегодня, потому что она здесь... Деревья пахнут приближающейся зимой... Перекладина качели, на которой мы сидели, прочертила небо с севера на юг. Я оттолкнулся ногой от земли и старая качель, протестующе заскрипев, пришла в движение. Расцепив объятья, я переместил руку так, чтобы поддерживать ее под спину. Несколько минут мы раскачивались, но мне не понравились эти перемены. Я должен был чувствовать ее возле себя, настолько близко, насколько это возможно. Я обвил рукой ее бедро, зацепившись для удобства за карман ее джинсов. Вот теперь - гораздо лучше. Какая же она теплая. Ее аромат окутал меня, будя ощущения, которые я не мог назвать ни страстью, ни жаждой. Это была нежность...
Я был счастлив... совершенно счастлив. Белла прошла самый страшный экзамен. Экзамен, который я вовсе не собирался ей устраивать. Она прожила целый день в полной уверенности, что я монстр и убийца. Пропустила это знание через себя, увидела его разумом, прочувствовала сердцем и... не отвернулась от меня. Не отказалась... Сколько я не искал в ее лице, хоть малейшую тень страха - не находил. Напротив - ее глаза горели спокойствием и уверенностью. Своей любовью она словно отпустила мне все грехи.
Бродяга, вдоволь на охотившись, отправился ко входу в дом, туда, где стояла миска с молоком. На крыльце, среагировав на движение, немедленно загорелся фонарь. Ее волосы засветились каким-то волшебным светом.
Она казалось мне принцессой из моей персональной сказки. Красавицей, полюбившей чудовище. У этой сказки, так же как и нашей, счастливый конец. Мне не превратиться в принца, но, когда я расскажу ей все, я перестану быть чудовищем. Но, есть что-то, что я буду помнить всегда, над чем не властно ни прошлое, ни будущее... Так же как и в сказке, она полюбила меня именно чудовищем.
- Белла, - прошептал я, – есть то, что я должен сделать. Думаю сейчас самое время, и мой дом для этого самое подходящее место. Ты пойдешь со мной?
- Конечно, - ответила она.
Я подхватил ее на руки и, крепко прижав к себе, понес к машине. Она как-то странно вздохнула и прижалась ко мне еще сильнее
- Что такое? – улыбнулся я.
- Ну, во-первых, я пока не привыкла к твоей скорости и ловкости.
- А во-вторых?
- А во-вторых, так приятно, когда ты носишь меня на руках.
- Теперь я при каждом удобном случае буду носить тебя на руках, - обрадовался я и представил, как вытянется лицо Майка, если я гордо пронесу ее от стоянки до кабинета биологии. Отлична идея!
- Что ты! Чего доброго я так и ходить разучусь, - рассмеялась она.
Мне так нравится, когда она смеется, а когда она хохочет вот так беззаботно и радостно, что на ее глаза наворачиваются слезы, мне больше ничего и не надо.
- Вот так, любимая, больше никаких слёз, только если по радостным поводам, - прошептал я.
– Я люблю тебя, Эдвард.
- Я люблю тебя, Белла.
– Кстати, спасибо за шоколадку.
- Тебе понравилось? – обрадовался я.
- Ещё как!
- Значит, я угадал.
Мы дошли до машины, и я оперся спиной на закрытую дверь. Ставить ее на землю у меня не было никакого желания. Мне очень нравилось ощущать вес ее тела в своих руках.
Она обвела контур моих губ кончиками пальцев, и меня бросило в дрожь. Всего одним своим прикосновением она будила во мне такую волну желаний, что сдерживаться было невыносимо трудно. Я прикоснулся к ее губам, отдаваясь поцелую. Мне уже напрочь расхотелось куда-то ехать, о чем-то говорить, хотелось лишь стоять вот так, держа ее на руках, и чувствовать ее губы под своими. "Остановись мгновенье, ты прекрасно", - сказал поэт. Как же он был прав. Наверняка он, так же как и я, был влюблен.
– Только мало, - произнесла она, оторвавшись от моих губ.
- Что мало? – не понял я. Мои мысли были все еще далеко: где-то между ее плечом и ключицей.
- Шоколадка маленькая.
- Я куплю тебе целую гору шоколада, - пообещал я, не отводя взгляда от ее шеи.
- Эээ… не надо. А то я не удержусь, и съем всё за раз. Как же ты меня потом на руках носить будешь?
- Сомневаюсь, что это помешает мне носить тебя на руках, - беззаботно рассмеялся я. - Поехали?
Теперь, когда не было необходимости ехать медленно, мы добрались до дома в считанные минуты. В доме горел свет только на нижнем этаже. Небось, Элис постаралась. Я мысленно поблагодарил сестру, но мыслей её я не слышал. Молодец. Дает понять, что не смотрит на нас. Я заглушил мотор и, обойдя машину вокруг, открыл перед Беллой дверь. Она только отстегивала ремень безопасности. Черт, с ней так легко быть самим собой, что я напрочь забываю, что я двигаюсь гораздо быстрее, чем люди. Верный своему обещанию, я подхватил ее на руки. В дом можно было попасть несколькими путями. Каждый из нас уходил и приходил, когда хотел, и у каждого для этого был свой излюбленный способ. Я как правило запрыгивал в свою комнату через окно которое всегда было открыто, но мне показалось что более правильным будет провести ее к себе через дверь. Поэтому я запрыгнул в окно, ведущее в коридор. Осторожно поставив Беллу на пол, я распахнул перед ней дверь.
- Это моя комната, заходи.
Она осторожно ступила за порог и застыла на месте. Потом она обернулась, ее взгляд стал каким-то испуганным и вместе с тем полным решимости.
- Это и есть твое неотложное дело? - спросила она севшим голосом. - Хорошо. Я готова. - И она шагнула за порог.


Мы можем казаться как чудом, так и ужасом, это зависит от того, как нас хотят воспринимать

 
MadameДата: Суббота, 05.12.2009, 14:31 | Сообщение # 60
Глава Итальянского Клана
Группа: Администраторы
Сообщений: 1839
Награды: 60
Репутация: 1344
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов
Ничего не понимая, я заглянул в комнату поверх ее головы. Моя кровать была застелена новым бельем. Кусочек одеяла призывно отвернут в сторону.
- Элис, я тебя убью - прошептал я, хватаясь за голову...
Белла выглядела бледной, но очень решительной. Медленно, словно боясь растерять всю свою смелость, она присела на край кровати, и, расстегнув верхнюю пуговицу рубашки, подняла на меня огромные глаза. В них сквозила уверенность и... обреченность.
- Подожди, Белла, - я бросился перед ней на колени и перехватил ее руку, уже тянувшуюся ко второй пуговице.
Вот теперь тебе действительно удалось ее напугать, - мысленно поздравил я себя.
- Подожди, я совсем этого не хочу... То есть хочу, но не этого... То есть этого, но не сейчас... - Я заскрежетал зубами. Ну, как объяснить ей?
Белла все еще сидела на кровати; в глазах непонимание. Моя рука удерживала ее пальцы от опрометчивых действий. Ну почему среди всех людей именно ее мысли для меня недоступны? Я осторожно отпустил ее руку и заглянул в ее лицо, снизу вверх.
- Послушай, - как можно более ласково прошептал я, - это - недоразумение. Элис подарила мне постельное белье и нашла такой вот оригинальный способ презентовать мне его, - о том, почему она решила подарить мне его, я благоразумно умолчал.
- Хорошо,- с облегчением прошептала она, - это хорошо.
Я опустил голову к ней на колени и обвил руками за талию. Она положила руки мне на голову. Мне так много нужно было сказать ей, но я не мог оторваться от этого ощущения тепла.
- Эдвард, - прошептала она.
- Что? - я поднял голову.
- Я только хотела сказать тебе, что это было, ммм…, несколько неожиданно. Я не отказываю тебе...
Я прижал палец к ее губам. - Не надо...
- Мне просто нужно немного времени, - продолжила она.
Мне был известен лишь один безотказный способ, прервать поток ненужных слов, и я не применул им воспользоваться. Ее губы были мягкими и теплыми.
- Я все знаю, и я никуда не тороплюсь, - прошептал я, отрываясь от нее. - Всему свое время, моя Белла. А теперь я хочу тебе рассказать... все... Только сначала...
Я сгреб ее в охапку, и, вынеся на балкон, усадил в плетеное кресло. Не хотелось мне оставаться на кровати. Немного подумав, я нырнул в комнату и, вернувшись с одеялом, укутал ее. Пожалуй, я убью Элис... только чуть-чуть позже. Одеяло все же, пришлось кстати.
Сам я уселся на балконную перекладину, и подтащил кресло с Беллой к себе. Вот теперь я был вполне доволен. Мы можем поговорить спокойно. Но она в одночасье разрушила все мои благие намерения. Белла просто встала с кресла и, обвив руками за шею, опустила голову мне на плечо. Мои руки скользнули на ее талию, еще ближе привлекая к себе.
-Эдвард! - внезапно вскрикнула она, вцепившись в меня обеими руками и потянув на себя.
- Что случилось? - перепугался я. Что я еще натворил?
- Это же второй этаж!
- Да, и что?
- Ты же можешь упасть!
- Почему? - не понял я.
- Ты же не держишься руками.
- Белла, - рассмеялся я, - я держусь ногами. И не упаду.
Она смущенно посмотрела на свои руки, вцепившиеся в мою рубашку.
И тут до меня дошел смысл ее инстинктивного жеста. Она пыталась удержать меня от падения! Это было так похоже на нее. Мое сердце защемило от нежности. Она убрала руки.
- Нет, нет, не убирай их, - взмолился я, - я никогда не упаду, пока ты меня держишь...

Белла

Пока тьма окончательно не окутала Форкс, мы так и не поднялись со скамейки. Было так приятно прижиматься к твёрдой груди Эдварда, чувствовать крепкое кольцо его рук, надёжно обвившись меня, вдыхать неповторимый аромат, исходящий от него. Я была спокойна и взбудоражена одновременно. Видимо, моё состояние в какой-то мере передалось и ему. Его руки то сжимались крепче вокруг меня, то расслаблялись.
Я глубоко вздохнула и переместилась ближе к Эдварду, прижавшись лицом к прохладной ткани его рубашки. Он прикоснулся губами к моим волосам и положил подбородок на мою макушку. Я улыбнулась.
Кончиками пальцев я ласкала его ладони, сплетённые у меня под грудью. Объятья естественно не согревали меня, но вечер выдался вовсе не прохладным, поэтому я не ощущала никакого дискомфорта по этому поводу.
«Люблю», - подумала я, и, взяв его руку, поднесла к себе, прижавшись губами к раскрытой ладони.
Эдвард оттолкнулся от земли, старая качель недовольно заскрипела, но задвигалась.
Я смежила веки, чувствуя себя в полной невесомости. Рука Эдварда, поддерживающая меня за спину, переместилась и легла мне на бедро. Я отчётливо ощущала её приятную тяжесть. Большой палец нырнул в карман моих джинс. Эдвард, видимо, сделал это, не задумавшись, но получилось очень интимно. Я прикусила губу, пытаясь побороть, начавшее проявляться во мне возбуждение.
- Белла, - наконец, нарушил он молчание, рассеяно поглаживая рукой моё бедро. – Есть то, что я должен сделать. Думаю сейчас самое время, и мой дом для этого самое подходящее место. Ты пойдешь со мной?
- Конечно, - без колебаний ответила я.
Через долю секунды, я оказалась на руках Эдварда, несущего меня к машине.
Я восхищённо выдохнула.
- Что такое? – улыбаясь, спросил он.
- Ну, во-первых, я пока не привыкла к твоей скорости и ловкости.
- А во-вторых?
- А во-вторых, так приятно, когда ты носишь меня на руках, - слегка смущаясь, протянула я.
- Теперь я при каждом удобном случае буду носить тебя на руках, - довольно пообещал Эдвард.
- Что ты! – воскликнула я. – Чего доброго, я так и ходить разучусь.
Я уткнулась ему в плечо, и мы беззаботно расхохотались.
- Вот так, любимая, - проникновенно смотря в мои глаза, повлажневшие от смеха, прошептал он, - больше никаких слёз, только если по радостным поводам.
От его нежности и любви, звучавшей в этом самом для меня родном голосе, глаза ещё больше защипало, а дыхание перехватило от нахлынувших чувств. – Я люблю тебя, Эдвард.
Он, прикрыв глаза, наклонился и поцеловал меня в лоб. – И я люблю тебя, Белла.
Я часто заморгала, прогоняя непрошеные слёзы. – Кстати, спасибо за шоколадку.
- Тебе понравилось? – просиял он.
- Ещё как!
- Значит, я угадал, - довольно ответил Эдвард.
Я потянулась к нему и обвела контур его губ кончиками пальцев. Он на секунду застыл, поражённый моим непредсказуемым движением. Затем место моих пальцев заняли губы. Я попыталась вложить в поцелуй всю нежность, что сейчас он разбудил во мне, всего лишь одним присутствием, всего лишь одним фактом собственного существования.
Его губы шевельнулись в ответ на мои прикосновения. Закрыв глаза, он весь отдался поцелую.
Оторвавшись от его губ, я произнесла. – Только мало.
- Что мало? – ещё не собравшись с мыслями, спросил Эдвард.
Я уточнила. - Шоколадка маленькая.
- Я куплю тебе целую гору шоколада, - с серьёзным видом пообещал он.
- Эээ… не надо. А то я не удержусь, - а я точно не удержусь, - и съем всё за раз. Как же ты меня потом на руках носить будешь?
Он рассмеялся. – Глупенькая, я очень сильный.
- Хвастаешься! Как не стыдно, - рассмеялась я.
Налетевший ветер, швырнувший в лицо волосы, вынудил меня отвести взгляд от Эдварда. Я оглянулась, мы были возле машины. Интересно, как долго мы уже здесь стоим и разговариваем?
- Поехали?
Он, всё ещё посмеиваясь, открыл дверцу со стороны пассажирского сиденья и опустил меня сразу на него. Мотнув головой в сторону, я наткнулась взглядом на Эдварда. Он уже сидел за рулём и поворачивал ключ зажигания. Опять он это делает: перемещается молниеносно.
Включив нейтральный джазовый фон, он развернул машину по направлению к своему дому и, нажав на газ, помчался к шоссе.
Что же меня ждёт? Что же он должен сделать? Для чего, наконец, настало подходящее время?
На что я дала ему своё согласие?

*****

В темноте виднелись очертания большого, напоминающего по своему контуру старинный особняк, дома.
«А он подходит для большой дружной семьи… вампиров», - подумала я про себя.
Полностью окружённый лесом, он словно находился в собственном обособленном царстве, возвышаясь, на открытой поляне, как сказочный мифический замок.
Эдвард снова взял меня на руки и пронёс вокруг дома. Остановившись под распахнутым окном второго этажа, он прыгнул. Через мгновение мы были внутри. Длинный широкий коридор был погружён во мрак. Я видела контуры рам, висящих на стенах картин, очертания пары маленьких столиков, стоящих в разных углах и предназначенных, видимо, для выставления на своей поверхности каких-нибудь замысловатых статуэток.
Мы прошли в ближний конец коридора. Эдвард распахнул передо мной дверь.
- Моя комната. Заходи.
Я робко шагнула за порог и застыла. Всё моё внимание сосредоточилось на огромной кровати, стоящей в центре комнаты. Аккуратно застеленная, с призывно откинутым уголком одеяла: её вид сигнализировал мне о той причине, по которой Эдвард пригласил меня к себе домой.
Что ж, я думала, мы несколько повременим с этим делом. Нет-нет, я вовсе не была против. Конечно, я любила Эдварда… я хотела Эдварда… Загоралась от его, пускай даже самого лёгкого прикосновения. Я даже несколько раз представляла, как это возможно… когда мы… он и я, занимаемся любовью. Даже больше: мне это снилось. Я вспомнила про сон, навеянный сказкой Эдварда, и непроизвольно улыбнулась. Затем вновь посерьёзнела, не отводя глаз от кровати. Обещание страсти и всех дел, что можно натворить на такой широкой кровати, всколыхнули во мне сонм чувств, сложившихся в охватившее меня возбуждение. Мысли тут же потекли в определённом направлении. Обнажённый Эдвард, обнажённая я, - краска была готова ринуться мне на щёки от подобных видений. Наши тела, наконец, станут одним целым. Это полная гармония, истинная завершённость. Я нашла свою половину, я должна соединится с нею. Всё просто. И зачем медлить, если всё и так уже определено?


Мы можем казаться как чудом, так и ужасом, это зависит от того, как нас хотят воспринимать

 
Форум » ФАНФИКШН » Фанфикшн российских авторов » Even though I try I cant let go / Даже если попробую... (Рейтинг: R, главы с другим рейтингом будут отмечаться)
Страница 4 из 13«1234561213»
Поиск:

Для добавления необходима авторизация

Copyright MyCorp © 2017

Дизайн сайта разработан Anita_Blake и Merith.

Копирование элементов дизайна запрещено!