Пятница, 24.11.2017, 01:24
Главная | Интервью с ангелом - Страница 2 - Форум | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Madame, Apple 
Форум » ФАНФИКШН » Собственные произведения » Интервью с ангелом (Рейтинг: NC-17)
Интервью с ангелом
MariaДата: Понедельник, 03.05.2010, 13:09 | Сообщение # 16
Смотритель Форума
Группа: Пользователи
Сообщений: 2696
Награды: 69
Репутация: 2179
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 2500 Постов
Глава: Понимание в ее необходимости.

Дни сменялись днями. Я постепенно свыклась с обстоятельствами, в которые меня поставила жизнь. Я чувствовала себя словно загнанный зверь. Все, что было раньше просто приятным, стало желанным. Хотелось спокойно посидеть в редакции, описывая факты нового скандала. Теперь же я была вынуждена писать лишь о скучных буднях больничной жизни. Это хоть как-то позволяло мне отвлечься от рутины. Да и не потерять место в газете, которое, мне с огромным трудом удалось сохранить.
Мама за это время приходила в себя лишь дважды, да и то на короткий срок. Ее готовили к операции, которая должна стать переломным моментом в ходе болезни. А я искренне надеялась, что она поправится. Хотя надо было быть реалисткой. Такие больные крайне редко выздоравливают. Опухоль ее пожирала день за днем. Она похудела, стала словно тень. Совсем непохожей на себя. Волосы потускнели и стали тонкими и ломкими. А под глазами пролегли темные, глубокие синяки. Она уже с трудом дышала, из груди чаще выходили хрипы, как при пневмонии. Я понимала, что операция скорее всего лишь показательная мера, нежели реальная возможность спасти ее. С каждым днем я начала понимать, что мать мне оказывается не совсем чужой человек. И может зря я оставила ее одну после смерти отца. Это было жестоко, но слушать ее нотации мне также было невыносимо. Хотелось вновь и вновь закрывать глаза, чтобы не видеть этого ужаса.
Я сидела возле нее, когда раздался писк, исходящий из аппарата. И повернув голову, я увидела прямую долгую линию. Я даже сразу не поняла, отчего эта всегда зигзагообразная показаний теперь ровная. Лишь когда прибежали медсестры во главе с Зои, я пришла в себя. Сердце матери остановилось.
Сквозь ступор, сковавший меня, я слышала, как кто-то кричал:
- Уведите ее, - кричала женщина держащая «утюжки» реанимационного аппарата. Я же будто вросла в пол. Не могла, да и не хотела шевелиться. Зачем, почему я должна уходить, покидать маму. Ведь я ее теряю. От этой мысли стало невыносимо больно. Я чувствовала, как начинаю оседать вниз. Но чьи-то сильные руки подхватили меня и супротив моей воли начали выволакивать меня в коридор. Я брыкалась, рвалась обратно, но все было бесполезно. Кто-то во что бы то ни стало хотел забрать меня от мамы. А аппарат предательски продолжал пищать, наполняя дикими звуками палату в больнице.
В этом состоянии я нащупала что-то. Это было дерево. По всем ощущениям это был дверной проем. Который я захватила обеими руками. Я сопротивлялась. Рычала, как дикое, раненое животное. И когда силы мои были почти на исходе, я услышала голос спасителя:
- Отпустите ее, - кричал Алекс, идущий прямо ко мне. Санитар не сразу, но отпустил меня. И кинув меня в объятья следователю, сказал следующую фразу, которая возымела бурную реакцию у Куина.
- Держи свою психованную, - крикнул мужчина в белой униформе.
И не успела я и глазом моргнуть, как я стояла у стены, наблюдая за тем, как Алексей наносит удар за ударом то в лицо, то в пах противнику. Санитар стал задыхаться и выплевывать кровь на кафель пола.
- Ты, еще заплатишь за это. Я на тебя в суд подам, - угрожал верзила. Но у Алекса, уже был аргумент по весомей его кулаков.
- Еще посмотрим, кто кого засудит. Ведь ты поднял руку на окружного прокурора, - самодовольно отпарировал Куин. После этих слов все прекратилось. Мы остались вдвоем около входа в палату.
- Что случилось? - все, еще не понимая, спросил он, на приветствие времени просто не было.
- Моя мама, Алекс, она умирает, - сквозь рыдания, прошептала я. От этих слов мужчина изменился в лице. Его острые черты лица смягчились. Глаза забегали. Он смотрел то на меня, то в палату, где уже сквозь гомон голосов отчетливо раздавался сигнал прибора - пи, пи, пи. Прямая изогнулась, показывая, что сердце начало отбивать новые ритмы жизни. Они спасли ее, спасли мою Жаклин.
Я сорвалась с места и бросилась к ней. Она опять подкашливала от трубки. Она была со мной.
- Дженнифер, обратилась ко мне Зои. - На что я обернулась к ней, и приготовилась слушать. - Мы больше не можем ждать, отек не спадает. Оперировать я буду сегодня. Сразу же, как медсестра подготовит оперируемую область.
Она объяснила мне все и ушла. Зои была отменным хирургом, медиком и просто человеком в целом. За время нахождения в больнице я навела о ней справки. По-другому я и не могла. Ведь именно в ее руки я отдавала жизнь моей матери.
Тогда я еще не знала, что подготовка оперируемой области состоит в том, чтобы обрить ее. На моих глазах женщина по-хозяйски распоряжалась теми волосами моей мамы, что у нее остались после химиотерапии. Я видела, как первая вьющаяся прядь упала на пол. За ней вторая, к третьей я уже сидела в кресле, сотрясаемая от новой порции боли выходящей из тела посредством слез.
Я уже забыла про Алекса, который стоял возле меня. И когда понял, что мои силы скоро покинут меня, взяв меня за руку, он повел за собой. В этот раз я не сопротивлялась. Я не могла больше находиться здесь. В этот момент я поняла, что у меня появился новый друг.



 
MariaДата: Воскресенье, 04.07.2010, 13:49 | Сообщение # 17
Смотритель Форума
Группа: Пользователи
Сообщений: 2696
Награды: 69
Репутация: 2179
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 2500 Постов
Глава: Все хорошо, что хорошо заканчивается

Сегодня опять пришло чувство одиночества. Я понимала, что если операция не помогла, то я потеряю ее. А главное, что я начала осознавать, что жизнь без нее будет невыносима. Она была мне необходима, как константа, которая постоянно присутствовала на периферии. Удерживала меня от ошибок. Наверное, она единственная, кто не предавал меня и нашу семью. Она никогда не покидала нас, как сделал это наш отец, когда ему вскружила голову молоденькая секретарша. Мать его простила, приняла обратно, когда он захотел вернуться. Но идиллии и тепла уже не чувствовалось. Все было завуалировано, фальшиво и натянуто. Днем они играли счастливую супружескую пару. А под покровом ночи, когда они думали, что я уже сплю, он переходил в гостевую спальню. Я понимала, что все это было сделано ради его судейской карьеры. А мать его любила и поэтому терпела. Но каждый раз я замечала наутро синяки под глазами и следы после бессонных ночей, проведенных в рыданиях. Я не могла простить ему этого, но при этом он был для меня идеалом. Целеустремленный, порой настолько сильный, что его начинали бояться все его подсудимые. Он мог убеждать словом. Но сейчас все мысли были о матери. Сейчас она стала центром моей громадной, но в то же время, пустой вселенной. Я могла думать лишь о ней. Мать вытеснила все мысли об ангелах, Адриане. Я даже не могла обратить должного внимания на Алекса, как он того хотел. Мужчина словно пчелка, порхал вокруг безразличного кактуса, ожидая от него хоть одного маломальского цветения. Но он был настойчив, как рой таких пчел. Он приходил, сидел возле меня, порой ничего не говоря. Просто держал меня за руку. Пытался поддержать, как мог. И самое удивительное, меня это не раздражало. Даже когда он привозил мне сладости, которые я не ем в принципе. Мне нравилось подобное внимание, но при этом я не позволяла себе больше, чем милое общение в стенах больничной палаты. Он был другом, не более того. Мне нужна была жилетка на этот период, Алексей подходил идеально. Минимум слов, максимум пользы. Я понимала, что он был временной мерой. Но вот вопрос, понимал ли он? Думаю вряд ли. Он, как и Майкл, запал на прекрасную обертку с гнилым содержимым. На данный момент жизни я понимаю, что все его старания не будут оплачены. Он так и уйдет на второй план, как только моя жизнь встанет на свою привычную колею. Вот только вопрос – встанет ли? Ответа я не знала. Но понимала, прогоркшие конфеты есть вредно.
Когда в палату зашла Зои, я сидела с ноутбуком возле окна, за которым, уже начало смеркаться. Вот проехал велосипедист и завернул за угол больничного корпуса. Еще пара прохожих последовали за ним. Видимо это работники больницы, возвращавшиеся домой. Их тяжелая поступь говорила о том, что ночь у них была тяжелая, и всю смену они провели на ногах, спасая чью-то жизнь.
- Вы, можете прилечь. Скоро придет медсестра, чтобы обтереть ее, - снова проверив, аппарат искусственного дыхания, сказала врач.
- Да, я думаю мне надо хотя бы пару часиков подремать, - потягиваясь, ответила я.
- Тогда пройдите в соседнюю палату, койка там пуста. Вам будет удобнее, чем на кресле, - улыбаясь, объяснила мне женщина.
- Спасибо, - улыбнувшись, продолжила я. - Ну, что? Когда вы думаете, она придет в себя? Ведь отек спал.
- В любой момент, я верю, что она может прийти в себя в любой момент. По всем показаниям ей ничего не мешает сделать это. Когда организм будет готов, все само собой произойдет, - тихо ответила она, но в ее голосе слышалась уверенность. Таким же голосом она говорила, что операция прошла успешно.
Я была рада. Наконец в моей жизни появилось спокойствие. Я могла пойти и лечь спать не думая, что в тот момент, когда я положу голову на подушку, она издаст свой последний вздох, а меня рядом не будет. Я очень хотела спать. Я была вся напряжена, когда пришла Зои, а сейчас будто все мое тело обмякло. Руки стали тяжелыми и тянули меня к земле. Ноги вдруг зацепились за порог, когда я выходила из палаты мамы и переходила в соседнюю. И закрыв дверь, я сняла кроссовки и ветровку. Оставшись в спортивных штанах и футболке, легла на жесткую кровать. Она пахла хлоркой. Но мое обоняние вскоре привыкло. Было все ровно. Лишь бы только ничто и никто не беспокоил меня.
Моя голова становилась мутной, я понимала, что отхожу ко сну и вот-вот отдамся в руки гостеприимного Морфея. Это наверно единственный мужчина на планете, который имел ко мне неограниченный доступ. Без моих, так сказать, обязательств.
За те пять часов, которые я посвятила сну. Я не увидела ни одного сна или хотя бы намеков на него. Весь отдых обратился в одно мгновение. Но я чувствовала себя выспавшейся наконец за весь этот период борьбы. Я потянулась и зевнула, сладко щуря глаза от утренних проблесков солнца, которое уже по-хозяйски выходило на новый виток. День обещал быть самым прекрасным из всех тех, что были до этого. И мои предположения вскоре подкрепились словами ворвавшейся ко мне в палату медсестры.
- Мисс Смарт, ваша мама пришла в себя, - радостно горя глазами, повествовала девушка.
Я не помнила, как спрыгнула с кровати и как бежала босиком по кафелю. Я лишь помню ее глаза, когда она смотрела на меня. В ее взгляде читалось такое недоумение, которого, я уже давно не видела. И это было понятно, я рядом с ней в больнице. А не где-то там пытаюсь урвать очередной бестселлер. Да и потом с того момента, как она последний раз была в сознании, прошло очень много времени.
- Дженн, это ты? – все, еще не веря, спросила мать. И протянув руку ко мне, стала хватать воздух, будто пытаясь поймать видение, сотканное ее воображением. Но к ее радости я не была иллюзией. Я стремительно подбежала к ней, села на кромку кровати и сжала ее в своих объятьях. Какая же она хрупкая и легкая, мне казалось что, вот-вот она треснет и рассыплется. Я плакала, и это, наконец, были слезы радости. Все вернулось на круги своя. Но вернулась ли я той, что была раньше? Думаю, нет.
- Мама, прости, - тихо шептала я ей на ухо. Я понимала, за что прошу прощения. И я понимала. Что вообще прошу прощения наверное третий раз в своей жизни.
- За, что? – Еле шевеля губами, ответила Жаклин.
- За все, за мою холодность. За мои язвительные колкости, за то, что оставила тебя одну. За то, что не слушала тебя, и не слышала. - Утирая слезы ладонью, протараторила я. Ее реакция для меня стала сюрпризом. Я думала, она будет отчитывать меня, говорить что-то из серии: я тебе говорила, а ты не слушала. Или мать на то и мать, чтобы все понять. А она просто обняла меня и поцеловала в соленую щеку. Она улыбалась, и это было лучшим ответом, какой я могла услышать. Ведь порой слов недостаточно, даже для журналиста.
Я отстранилась от нее. Хотя хотелось быть с ней вечно. Обнимать, держать за руку. Просто молчать, хотя нет молчать больше не хотелось. Хотелось вновь окунуться в мир, с его проблемами, интригами и новостями.
Минута молчания затянулась, мне стало неловко. Меня уже тянули щупальца свободы. И мама, поняв это, сама освободила меня от объяснений.
- Дженн, а ты давно была дома? – Оглядывая меня, спросила Жаклин. Голос матери все, еще похрипывал, но уже принимал знакомое звучание.
- Ну, как тебе сказать, - пожав плечами, ответила я.
- Тогда, я настаиваю, чтобы ты поехала и отдохнула, ведь со мной ничего не случится? – Поглядывая на врача, спросила пациентка.
- Думаю, кризис позади и ваша дочь вполне может, продолжить жить своей жизнью, - улыбаясь и смотря в мою сторону, ответила Зоуи. - Что и вам советую, если так и пойдет, я думаю, мы выпишем вас к концу следующей недели.
- Слышишь, Дженни, они меня выпишут. А ты иди домой. – Улыбаясь, сказал мама.
- Я заеду к тебе, - улыбнувшись в ответ, сказала я, и добавила. - Скоро.
И послав, ей воздушный поцелуй вышла из комнаты. Во всем теле, наконец, воцарился покой. Я ощущала, как каждая клеточка тела расслаблялась, принимая свои привычные формы. Моя походка стала резвой, игривой. Я будто кошка шла на охоту за сплетнями города.



 
MariaДата: Суббота, 24.07.2010, 19:38 | Сообщение # 18
Смотритель Форума
Группа: Пользователи
Сообщений: 2696
Награды: 69
Репутация: 2179
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 2500 Постов
Глава: Я не волшебница, я только учусь…

Прошла неделя с того момента, как мама очнулась. Сегодня был вполне обыкновенный для меня день. Я опять бежала на встречу с очередным клиентом. На этот раз – это была вдова хоккеиста, красавица Эрика Прайор. Она сейчас была под следствием и находилась в тюрьме. Ее подозревали в убийстве мужа, так как этот вратарь ловил хорошо не только шайбы, но и пули, одна, из которых аккурат вошла ему промеж глаз, чем и завершила его жизнь. Этот процесс освещали все, начиная от желтой прессы, заканчивая элитными каналами на телевидении. Зрители разделились на два лагеря – те, которые верили ей, и которые хотели увидеть ее на электрическом стуле. Но сопереживали все, порой даже я находила сведения о тотализаторах, и ставки были высоки. Народ жаждал хлеба и зрелищ. То и другое постоянно подкидывали в топку СМИ. Вот и я должна была сейчас подкинуть пару горячих угольков.
Я шла по коридору и слышала крики женщин, таких же как Эрика. Каждая считала себя невиновной, хотя каждая вторая сделала то, за что ее осуждают. Моя респондентка уже ожидала меня в комнате для свиданий, когда я зашла в помещение. Девушка смотрела по сторонам, пытаясь не концентрировать свое внимание на чем-то конкретном. Видно было, что она была на взводе и сильно нервничала. Ее маленькие, хрупкие ручки теребили платок, который был уже похож больше на портянку, причем разных оттенков от простой грязи, до следов кровоподтеков на нем. Из этого я сделал вывод, что ее периодически избивают. И то, что на ее костяшках пальцев не было следов насилия, я поняла, сдачи она не сдавала. Ее синяки под глазами говорили об ее бессонных ночах, проведенных в рыданиях. Она подняла веки, и посмотрела на чвоего визитера, и во взгляде было столько мольбы, что мне стало даже страшно.
- Эта девушка, спецкор одной известной газеты, она пришла, чтобы взять у тебя интервью, - тихо, почти шепотом, сказала надзирательница в темно-синей униформе.
- Добрый день, - послушно и вышколено, ответила миссис Прайор.
- Давайте не будем натягивать атмосферу до общения в парке, мы же все понимаем, что это не прогулка в летний день. И если есть такая возможность, я бы хотела, чтобы нас оставили наедине, - сказала я, смотря прямо на работника тюрьмы.
- Не положено, - сухо ответила женщина.
- А я думаю, мистер Берк будет не рад узнать, что его крестницу не выслушали и не приняли во внимания, - лукаво улыбаясь, я намекнула надсмотрщице, кто руководит парадом.
- Я думаю, мистеру Берку не стоит этого знать, приятного общения, - женщина изменилась в лице и вскоре покинула комнату.
Мое влияние изменило все, девушка расслабилась и смогла, наконец, вздохнуть. Она облокотилась на спинку стула, и стала ждать, когда на нее обрушат список привычных вопросов. Я села напротив и достала диктофон. Я смотрела на нее и видела в ней загнанного к стене зверька. И мучить я ее не собиралась, ведь этой девочке уже и так прилично досталось.
- Вы курите? – спокойным голосом спросила я.
- Нееет, - не понимая смысла вопроса, ответила Эрика.
- Просто я знаю, что в тюрьме люди меняются, начинают делать то, что до этого считали омерзительным и неприемлемым для себя. Вот я и спросила, курите ли вы. И потом я захватила с собой блок Мальборо, я думаю, вам они пригодятся, - я достала презент и положила его перед обвиняемой. Реакция была странной, она действительно не понимала, зачем ей сигареты, и что с ними ей делать. Хотя проверку она прошла.
Так обычно поступал мой отец, когда еще был адвокатом. Он встречался с подсудимыми и предлагал им сигареты и прочие прелести тюремных будней. И если человек смотрел на него непонимающе и не знал, что от него хотят, то это было хорошим показателем. Значит, он не был ушлым и пронырливым. А значит - он не виновен. И отчего-то его теория действовала правильно.
- Вы все же возьмите их, они являются неплохой валютой в здешних местах, - я подтолкнула к девушке упаковку, и та, смущаясь, взяла ее.
- Спасибо, - тихо, почти шепотом, ответила миссис Прайор. - А вы совсем другая, не такие, как те, что были до вас.
- Я понимаю, это комплимент? - улыбаясь, спросила я. – Я думаю, вы не виновны.
- Почему? – с радостью в глазах спросила девушка.
- Вы на это просто не способны. Вы никогда не держали пистолет в руках, и уж тем более не знаете, как им управляться. А уж выстрелить с расстояния в полквартала и попасть ровно посередине глаз, для вас это непосильная задача.
Она сидела и слушала мои выводы и понимала каждое мое слово. Чему я была несказанно рада. Она была умной девочкой, но доверчивой, она уже была готова смотреть мне в рот и сделать все, что я ей скажу. Отчего-то в этот момент я вспомнила разговор с падре и решила помочь девушке. Наверно это корысть, но в любом случае результатом будут довольны многие. И достав из сумочки мобильный телефон, я набрала номер Алекса.
- Алексей, добрый день. Вам удобно говорить? – спросила я.
- Дженн, мы опять на вы? – переспросил удивленный мужчина.
- Я сейчас в тюрьме, беру интервью у Эрики Прайор. Ты наверно знаешь о ее деле, - я сидела и смотрела на вновь сияющие глаза девушки.
- Да, конечно, кто не знает дело вдовы хоккеиста. Можно поинтересоваться, что именно ты хочешь услышать от меня? – спросил окружной прокурор.
- Ты, же понимаешь, что она не убывала его? – переспросила я.
- Да, и есть доказательства всему вышесказанному. Но я не могу дать этому ход, надо мной стоят более высокие воротнички, - почти перейдя на шепот, говорил мужчина.
- Алекс, ты смотрел в ее глаза? Ты хоть раз видел затравленного зверя, который уже не может сопротивляться и просто ждет следующего шага от надзирателя. – Я почти сорвалась на крик, когда услышала шаги в коридоре.
- Дженн, дорогая, я все понимаю, но если я это сделаю – это будет последнее, что я сделаю в своей карьере, - он разрывался на две части, он хотел помочь, но при этом не мог.
- Отдай их мне, - решительно сказала я. - Я не упомяну о тебе нигде и никогда. Дай спасти ее. – Я уже умоляла, что было на меня совсем не похоже.
- Хорошо, я пришлю тебе все в офис инкогнито, не буду подставлять тебя. Но знай, ты роешь себе яму, - в трубке раздались гудки.
- Вы, вы, спасибо, - сорвавшись с места, подбежала ко мне Эрика.
- Еще пока не за что. Мне надо идти. И не забудьте про сигареты, берегите их. – И собрав вещи, я вышла из комнаты, оставив мою подопечную в стенах тюрьмы.



 
MariaДата: Воскресенье, 08.08.2010, 19:48 | Сообщение # 19
Смотритель Форума
Группа: Пользователи
Сообщений: 2696
Награды: 69
Репутация: 2179
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 2500 Постов
Глава: все идет, как надо и я рада

- Глория, мне должен был прийти пакет, - крича в трубку, я пыталась узнать от моей секретарши, не пришли ли документы от моего мистера икс. Но девушка лишь невнятно что-то блеяла в трубку. – Понятно, от тебя ничего не дождешься.
- Что, что мисс Смарт? - строя дурочку из себя, служащая газеты переспросила меня.
- Ничего, я скоро уже буду, давай, - я нажала на кнопку с красным индикатором и кинула аппарат в раскрытую сумку. Мотор машины взревел, огласив переулок своим голосом. Я мчалась по улице. не замечая перебегающих пешеходов. Они расходились подобно волнам, обретая свой покой на мостовых по обеим сторонам улицы. Меня убивала эта тупица, за какие такие заслуги перед редакцией меня наградил ею Питер. Из трех претендентов на роль моей «принеси-подай» он выбрал безмозглую курицу с голубыми глазами, хорошо хоть не с вытравленными волосами. А то бы был полный комплект к ее мозгам. К дурным и пустым, как скорлупа ореха. Но одно мне в ней нравилось, она была нейтральной, полное отсутствие при полном присутствии. Если бы на ее место все-таки поставили Майкла, я бы уже на люстре повесилась бы – это уж точно. Но ему предложили более высокую должность – писать некрологи и объявление. Какое-никакое, а повышение. Он теперь строил из себя павлина, ходил в костюме, купленном на распродаже в i-bay и кейсом за доллар. Но я была рада за него – он заслуживал повышения.
И когда я проходила постового внизу редакции, мне позвонил Алекс.
- Дженн, привет. Я выслал пакет, как и договаривались, он наверное уже у тебя в руках, - воодушевленно отчитался мужчина, сладко дыша в трубку.
- Почти, только вот доберусь до стола и своего органайзера на шпильках, - я отдышалась, и ответила. - Пардон, привет.
- Да, ничего страшного с кем не бывает, - было ощущение, что я чувствовала его улыбку. - Я просто переживаю, документы чай не просто среднестатистические данные. - Он запнулся, видимо его телефон вели, а затем, сменив тему, продолжил. - Ну, что я заслужил в коем-то веке обед с прекрасной женщиной?
- Думаю, думаю, да, но только обед, - спокойно ответила я, стараясь не проявлять эмоций.
- Ой, Дженнифер, с таким темпом мы к пенсии не поцелуемся, - смеясь, ответил на мое упредительное «только», следователь, чем затронул совершенно не приятную и не нужную для меня тему. Нет, я взрослая девочка и понимала, что все его веяния в мою сторону когда-нибудь должны будут возыметь свою плату. Но вот спешить с этим не хотелось совершенно, и я оттягивала, как могла.
- Зато к пенсии многие проблемы отпадут сами собой с приходом климакса, - пытаясь разрядить обстановку, я съязвила на тему секса. Но сделала только хуже.
- А, ты не хочешь детей? – выстрелил Алексей, чем и прибил меня к стене возле моего стола. И тут, будто спасательный круг, явилась Глория с бумажным пакетом.
- А, вот и пакет. Да, тут много информации, спасибо еще раз, - переключив тему, я начала благодарить мистера Куина за столь щедрый дар.
- Я рад, что помог, но помни, что я инкогнито, - изменившись в голосе, начал объяснять мне следователь.
- Естественно, мистер «Икс». До обеда? – переспросила я так, как думала, что очень холодно обошлась с моим информатором.
- До обеда, - ответил Алекс, и повесил трубку.
Я сидела и листала документы, касаемые Эрики, вдовы хоккеиста, а в голове все вертелись слова Алексея про поцелуи, и пенсию. Отношения начинали выходить не в нужное русло. Они стали развиваться, причем стремительно и для меня - это было неприятным фактом. Я не хотела с ним ни поцелуев, ни любви, ни семьи, а уже тем более детей. Последние два пункта я не хотела вообще ни с кем. Секс на одну, две ночи – хорошо, отношения, причем длительные – плохо. Так как они сами собой приводили к тем двум пунктам. Но я хорошо понимала, допусти я секс, он не будет на кратковременный срок. Этот мужчина настроен был серьезно. И я решила оттягивать этот момент как можно дольше.
Сквозь дымку мыслей я вернулась к тому, чем занималась минуту назад: к изучению документов. Они были информативными, и я сразу наметила линию разоблачения. Было понятно, кто был виновником сия происшествия с мистером Прайор. Но об этом я не могла говорить открыто до момента следствия. И поэтому я достала из своей сумочки удостоверение адвоката и с радостью набрала номер тюрьмы.
- Добрый день, а могу ли я поговорить с мистером Берком? – Радуясь своей почти победе, я крутила в руках корочку Университета Флориды об окончании факультета юриспруденции.
- Да, это я, - ответил, мягкий голос мужчины. Это был дядя Томас, старый толстяк и очень добрый нравом человек. Но что касалось его работы - он был категоричен и справедлив.
- Это Дженни, добрый день, - я начала издалека.
- Оо, сколько лет, сколько зим. Я слышал, ты заходила в тюрьму, а почему ко мне не заглянула? Я бы тебя кофе угостил, - добродушно ответил начальник.
- Дела, дела, - сокрушалась я. - Кстати, о делах. Я могу вести дело Прайор как адвокат? – мой вопрос ошарашил мужчину, но еще больше заинтриговал его.
- Детка, а зачем тебе это надо? Дело – дрянь, гнилое и браться тебе не стоит. Хочешь, напиши статью, но не надо туда лезть. - Уговаривал меня дядя.
- Я думаю, у меня есть все шансы на то, чтобы выиграть это дело. У меня появились неопровержимые улики, которые доказывают невиновность миссис Прайор, - я понимала, что уже разошлась и могу наговорить лишнего, и надо было жать на тормоза.
- Вся в отца, - сквозь смех, я услышала радостный вопль Томаса. – Ладно, Бог с тобой веди. Но помни, - предостерег меня мой крестный. - Если дело запахнет жареным, я ничего не смогу сделать.
- Оо, на счет жареного этого я специалист, поверь мне, - хотелось пошутить, а нахлынули лишь болезненные воспоминания. И еще одно непонятное мне чувство, называемое таской.
- Тогда завтра заключительное заседание суда, если сможешь, то дерзай, - почти не веря в успех моей доказательной базы, одобрил начальник тюрьмы.
- Спасибо дядя, еще одну просьбу можно? – Пойдя в лобовую, я хотела выбить из своих возможностей телефонный разговор с Эрикой.
- Попробуй, – сухо ответил мужчина, но стал ждать с нетерпением очередной безумной просьбы с моей стороны.
- Я могу поговорить по телефону с миссис Прайор? - скороговоркой выговорила я и быстро добавила. - Сейчас.
- Ох, девонька, доведешь ты меня до камеры в моей же тюрьмы, но Бог нам судья, делаю я это во благо возможно беззащитной души, - голос в трубке пропал, и вскоре на фоне послышался следующий диалог:
- Прайор ко мне и немедленно, - кричал уже изменившимся командным голосом начальник тюрьмы мистер Брук.
- Да, сер, есть немедленно, сер, - отвечал ему молодой парень из состава охранников.
- Она скоро будет, но учти, что все это идет в обход правил, будь аккуратнее в своих словах и объяснениях, - предупреждал меня дядя.
- Хорошо, ты меня знаешь, - успокаивая своего крестного, ответила я и стала ждать свою подзащитную. Сердце мое в ожидании начало учащенно биться. Я наконец поняла, что все это настолько абсурдно и не просчитано, и что я делаю подобное впервые в моей адвокатской карьере, так как всегда себя видела только исключительно журналистом, а на юриспруденцию поступила лишь чтобы угодить отцу.
В телефонной трубке раздался новый знакомый голос, обладательница которого была явно перепугана тем, что ее пригласили к начальнику тюрьмы. Она даже не смогла внятно произнести ни слова.
- Привет Эрика, это Дженнифер Смарт, если ты меня помнишь. – Начала я разговор, который был решающим в жизни этой девушке. Для меня же это была авантюра, которую я собиралась разыграть по лучшему из сценариев и помочь этой наивной девочке.
- Да, здравствуйте, конечно, помню, - она запнулась, и добавила. - Вас трудно забыть.
- Я надеюсь, ты не против, что я твой адвокат на завтра. Ситуация у тебя уже зашла в такое состояние, что хуже уже быть не может, - сказала я и подумала, что у меня талант портить настроение. И сразу же попробовала все исправить. - Но я думаю, у нас есть шансы смягчить твое наказание. - Добавила я, хотя понимала, что выиграю возможно. Нет, точно.
- Конечно, нет. Я даже рада. Что хоть кто-то за меня так радеет, - радостно ответила девушка. В этой маленькой птичке, вновь забилось, что-то знакомое. Затеплилась жажда жизни.
-Тогда у меня к тебе пара вопросов, - и я быстро сообразила, что мне необходимо было разузнать и добавить к тем данным, что я уже имею. - В показаниях есть путаница, ты говоришь, что была в ложе на матче все время, но тебя видели два свидетеля. Ты тогда выходила из раздевалки сборной. Что ты можешь сказать по этому поводу? - спросила я и приготовилась выслушать подсудимую.
- Дженнифер, я была все время в ложе. Я пила там колу и ела орешки, затем я смотрела матч. Я помню, как любимый ловит первую шайбу. Вскоре весь зал встал и начал аплодировать. Первый тайм закончился, и я стала ждать возвращения Стива и его команды на лед. К ним я не пошла, так как раздевалка полная потных разозленных мужиков не место для ликования и женской публики. Наконец, они вернулись, и начался новый тайм, я помню, как муж поднял клюшку и помахал ей, смотря в мою ложу. Тут постучал официант. Он обслуживал ложи, приносил выпивку и закуски. Он принес очередную порцию колы и бутылку шампанского. Я тогда еще возмутилась, что не заказывала его. Но он сказал, что его прислал мистер Прайор в честь первой в этом сезоне шайбы. И я приняла странный подарок мужа. Мы планировали тогда ребенка и не выпивали вообще. Но решила не разочаровывать его. Открыв бутылку, я сделала пару-тройку глотков, и подняв бокал в воздух, салютовала любимому, который, ловил очередную шайбу. Вскоре я устала стоять и села в кресло. Дальше я помню опять крики. Зал ликует, я поворачиваю голову и вижу новый счет. А по звукам ликующих черлидерш я понимаю, что сейчас очередной перерыв. Но отчего-то я так устала, что вставать нет сил, видимо меня разморило шампанское. Я так и осталась ждать итога матча - полулежа на кресле. Но потом я помню, что очнулась я от диких криков зала и воплей охраны, которая уже стояла на пороге в мою ложу. Дальше всем уже известные факты, и вот я здесь, - рассказ был все объясняющий. И тот факт, что никто, ни одна человеческая душа не проверила бутылку из-под шампанского, огорчал меня. При этом ее даже не поставили в ранг улики и просто выкинули.
- Получается, ты уснула и проспала тот момент, когда команды ушли в раздевалку? – уточнила я.
- Видимо так, но я уже ни в чем не уверена. Говорят, что я могла убить и не помнить этого. Хотя нет, не могла я люблю его, - вновь, я услышала всхлипывания в трубке.
- Бред, кто-то явно хочет убедить тебя в этом, но я думаю, завтра все закончится, - возмутилась я.
- Мисс Смарт, мистер Брук говорит, что мне надо возвращаться. До завтра, - с отчаянием в голосе ответила девушка.
- Все будет хорошо, пока, - попрощалась я. И в трубке вновь зазвучал голос дяди.
- Я сделал, что мог, сегодня по псевдо-диагнозу будет ночевать в изоляторе. Ее никто не тронет, я обещаю. А сейчас мне нужно идти. Так что до встречи, - от чего-то разговор со мной крестный быстро прекратил, и я даже не успела ничего сказать, как услышала гудки в трубке. Время за разговорами пролетело быстро, и на часах уже было обеденное время.


 
MariaДата: Понедельник, 13.09.2010, 20:52 | Сообщение # 20
Смотритель Форума
Группа: Пользователи
Сообщений: 2696
Награды: 69
Репутация: 2179
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 2500 Постов
Глава: Мой бетмен

Я шла и думала, что ожидать от этой встречи. Стоя возле входа в кафетерий, я думала о том, как я буду завтра защищать Эрику. Когда ощутила жар горячих ладоней на своем лице. От рук мужчины пахло пончиками и порохом. С этим запахом я мгновенно унеслась в моменты своего беззаботного детства. Так пахли руки моего старшего брата. Алан тогда работал на выездах и всегда приезжал на обед со своим обворожительным напарником Эндрю. Мне тогда было двенадцать, и я с замиранием сердца смотрела за мускулистым полицейским, который, к сожалению, был женат. Мои мечты были лишь мечтами. Ведь я была подростком, а он был для меня очень взрослым.
Я придвинула свои руки к рукам Алекса, и сделала вид, будто не знаю, кто это и начала угадывать.
- Майкл? – шутя, спросила я. Все еще продолжая ощупывать кисти мужчины, вдыхала манящий аромат.
- Нет, - нашептал сладкий голос, томно смакуя каждую букву. Он явно был настроен на романтический лад. От этой мысли мое тело содрогнулось. И следователь сразу все понял, правда, не так, как мне бы этого хотелось.
- Ты замерзла? – так же воркуя, вел дознание мистер Куин.
- Да, есть немного, - солгала я. И сразу поняла, что начинаю юлить и изворачиваться.
- Тогда я думаю, есть смысл поторопиться и зайти в кафе, - предложил, мне Алексей, и приобняв меня, повел в помещение. С улыбкой открыл дверь и пропустил меня первой. «Джентльмен». – Отметила для себя я. Столик, к которому нас подвел официант, оказался заказным. Видимо, мой предусмотрительный кавалер зарезервировал нам место, так как в центре выпить чашечку кофе в обеденное время, удобно устроившись за столиком, практически не возможно. Ну, вот мы уже сидели, смотрели друг на друга. Он подал мне меню после того, как сам выбрал блюда.
- Советую тебе стейк из семги, он здесь великолепен, - подвел итог моему выбору Алекс, и положа руку на книгу из дермантина, закрыл мне весь обзор на страницы. Мне это совсем не понравилось, так как диктовать мне, что и как делать, не имела права даже моя мать. И когда к нам подошел официант, я демонстративно заказала куриное филе с картофелем, хотя не любила ни то, ни другое. И по выражению лица мужчины, я поняла, что задела его за живое. Самолюбие у нас превыше всего. Ну, и черт с ним. Я играю по своим правилам, и мой расклад таков: никакого секса. И за обед я планировала заплатить сама. Я понимала, что взбесилась, и исправить мое новое мнение о нем могло, хотя наверно не могло ничего. Я ненавидела такого рода мужиков, собственников и диктаторов своей воли. Я он проявлял себя именно так, показывая, что он тут главный. Ни хрена подобного, я сама покажу, что меня на аркане не возьмешь.
- Чем же тебе так рыба не угодила? – спросил Алекс, показывая свое недовольство.
- Косточки не люблю вытаскивать. Это не эстетично, когда человек ковыряется у себя во рту на глазах всего честного народа, - это зацепило его еще больше, так как он заказал рыбу, и как следствие, именно это ему и предстоит.
- Ооо, а мы культурные, - начало заносить следователя.
- И что в этом плохого, получить хорошее воспитание? – отпарировала я, вызывая его на еще большее трение.
- Ничего, замяли, - неожиданно, мужчина, вертящий нож в руках, отрезал этот бессмысленный спор.
- Ну, замяли, так замяли, - он сдался, и я была рада.
К этому времени нам принесли наши заказы. И я, давясь, испытывала лицевой оргазм от поглощения дичи, показывая всеми возможными способами, как это вкусно. А он в свою очередь выковыривал вилкой косточки из семги, показывая, что он не менее воспитан, чем избалованная белоручка.
- Как думаешь провести вечер? – задал он вполне мирный вопрос, но не для меня.
- Нужно просмотреть бумаги. Подготовить доказательную базу, - найдя отговорку, я поспешила ее озвучить.
- Да, ладно, ты уже все для себя решила. Может, где-нибудь зависнем? – предложил Алекс, поглаживая кисть моей руки.
- Нет, не думаю. Мне нужен отдых, - при этих словах я выдернула свою кисть.
- Ну, тогда может, чашечку чая у тебя выпьем, - настаивал Куин, чем окончательно испортил о себе мнение.
- Нет, значит, нет, - уже держа в руках свою сумку, отрезала я. Он попытался остановить меня. Но я лишь зло посмотрела на него, и оставив деньги, выбежала из кафе.
Мое раздражение росло и множилось, принося новые потоки бранных слов, которые я проговаривала через себя. И уже стемнело, когда я почти добралась до своей улицы. Машин было много, и пробки, казалось, не двигались. От этого закат я встречала по пути домой. Ало-желтые полосы казались чем-то аморфным, не существующим, но прекрасным. Полосы периодически перемешивались, рождая все новые и новые оттенки. Некоторые из них были похожи на крылья. И тут я вспомнила своего знакомого, который отчего-то позабыл обо мне. Не то чтобы я горела желанием опять побывать в аду, просто он все ровно жил у меня в подсознании. И может, я даже скучала по тому лицу из пламени.
Я остановила машину и вышла на ровный и гладкий асфальт. Он был раскален, хоть на улице уже была осень. Ветер пронизывал все на своем пути, но солнцу в дневное время он был не помеха. Оно грело из последних своих сил, отдавая свое тепло людям, что не успело подарить этим летом. Так было приятно ощущать тепло под ногами. И обратив свой взгляд на ворота своего гаража, я нажала на пульт, и они стали постепенно подниматься. Но на середине что-то пошло не так, и они со скрипом застыли на месте.
- Что за черт, - выругалась я, и пошла открывать их в ручную. Найдя специальный рычаг, я вставила его в выемку, и приложив усилия, попыталась сдвинуть жалюзи вверх. Но попытки мои оставались тщетны. Она упрямо стояла на месте. Я продолжала свою борьбу, когда за спиной услышала смешок. Это был мужчина. Плотного телосложения, в джинсах и ветровке. Лицо я не разглядела, так как оно было в тени раскидистой ивы.
- Вам помочь? – спросил меня незнакомец.
Я не ответила, продолжая толкать неподдающуюся дверь. Но его голос стал медленно приближаться. Я вновь обернулась, чтобы разглядеть незнакомца. Но как бы я не вертелась, лица мне разглядеть не удавалось. С его же стороны он видел меня всю. И вскоре он стал почти ощущаем.
- Что вам нужно? – сорвался вопрос с моих дрожащих от холода губ.
- Поговорить, - сладко улыбаясь, ответил мужчина. В полумраке показались его губы. Плоские и безликие.
- О чем? – недоумевала я.
- О том, что такому хорошенькому носику не стоит соваться туда, куда не следует, - прошептал голос, который становился резче и наглее.
- Вы угрожаете мне? – спросила я. Пытаясь нашарить в кармане свой мобильный.
- От чего же, я просто хочу дать дельный совет. Так сказать поведать вам ваш гороскоп на завтра в двух вариантах, - мужчина, все так же оставаясь в тени, ходил около моей машины.
- И что же меня ждет? – почти нажав, на кнопку повторного вызова, я тянула время.
- Первый вполне миролюбивый. Вы едете в суд и помогаете свершиться правосудию. А второй: вы помогаете этой девке выйти из тюрьмы, и вскоре ваша жизнь обрывается загадочным способом, - звездный гуру так подробно разъяснял мне мои перспективы, что мне даже становилось интересно, как же это он собирается исполнить свое пророчество относительно второго варианта. При этом я уже нажала кнопку вызова и стала ждать, когда трубку снимет Алекс. Хотя после нашего обеда он мог и не сделать этого. Но на мое счастье он все же был благоразумней меня. И вскоре я услышала далекие вопрошания из глубины моего кармана. Это был он. Но я ничего не могла сделать, лишь надеяться, что его подозрительность или слух уловят странные для него звуки. Шепот вещал следующее:
- Дженн, ну хватит молчать. Мне не до шуток. Я вешаю трубку, - и тут я поняла, что необходимо что-то предпринять. И я начала кричать, хоть со стороны смотрелось наверно смешно, но выхода не было. Мои вопли разносились эхом на всю улицу, но ни один человек даже и носу не показал. Даже в некоторых домах добропорядочные люди выключили свет. Но мои старания возымели нужный эффект. Через свой же шум, я слышала, как следователь орал:
- Найдите ее, хоть из-под земли достаньте. Отследите звонок, в конце концов. Я буду в машине. И когда я заведу мотор, я желаю знать место ее нахождения, - я была напугана, таким я его не слышала. Он рычал подобно зверю, и было такое ощущение, что он был готов порвать за меня любого. И я уже забыла его собственнические чувства и поведение в кафе. И я могла молиться всем богам, чтобы он не опоздал.
И он не опоздал. Вскоре я услышала лязг резины. И его мигающий всеми возможными сигналами форд несся к моему дому. Но что я не могла понять, отчего этот верзила не испугался полицейской машины и сам пошел на нее «тараном». Просто я не думаю, что жизнь у него до нашей с ним встречи была «тишь да гладь». И только я подумала об этом, как Алекс уже вытащил свое табельное оружие и взвел его на изготовку со словами:
- Стой, скотина, - и пошел на него. Но реплика не достигла желаемого эффекта. И вот уже завязалась драка. Пыль стояла столбом, когда арматура в джинсах повалилась на спину. Я не верила своим глазам, моська положила на лопатки слона. Но я была этому неописуемо рада, чтобы вдаваться в подробности победы. И не успела я привести свои мысли в порядок, как верзила уже почивал на заднем сидении автомобиля, прикованный наручниками к решетке. А Алеша медленно подходил ко мне. Я понимала, что сейчас будут высказаны дифирамбы, и вновь зайдет разговор о наших отношениях.
- Ты в порядке? – начал мужчина, ощупывая мои плечи и руки на предмет повреждений.
- Со мной все хорошо, он меня и пальцем не тронул, - кивая в сторону машины, ответила я.
- Я рад, что все хорошо. Тебе бы сейчас выпить бы что-нибудь горячего, - он поразмыслил, и добавил. - Чаю например. Хотя наверно виски будут лучше.
- Да, ты прав, - я промолчала, и надавив себе на горло, выдавила. - Может, зайдешь? – предложила я.
- Нет, не сегодня. Мне нужно доставить этого в участок. А еще оформить на него документы. Так что сидеть мне до ночи, - с этими словами он тяжело вздохнул и побрел в сторону форда.
- Спасибо, - выкрикнула я ему вслед.
- Всегда пожалуйста. И потом, это моя работа. Сажать таких подонков в тюрьму. Пока, - с этими словами он сел в машину.
А я лишь осталась стоять на парковке возле дома и махать в его сторону. Я осталась вновь одна. И зайдя домой последовала его совету, выпив порцию виски, легла спать.



 
MariaДата: Суббота, 16.10.2010, 18:16 | Сообщение # 21
Смотритель Форума
Группа: Пользователи
Сообщений: 2696
Награды: 69
Репутация: 2179
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 2500 Постов
Глава 18 : У меня открылись глаза на многое

Овации раздавались громко, заглушая дикое биение моего сердца. Это была безоговорочная победа. Победа правды над ложью. Обман раскрылся так виртуозно и на одном дыхании. И даже казалось, что это все сказка, но сотворенная моими собственными руками. Маленькая месть тому преподавателю на юр-факе, который, так бесцеремонно назвал меня бездарностью.
Эрика висела у меня на шее и визжала от радости, когда из зала в наручниках вели хозяина конкурирующей хоккейной команды. Из-за больших денег он и убил лучшего игрока другой сборной. А девушка выступила подсадной уткой. Система была проста, как раз, два, три. Один из людей Виласкаса вводит через пробку бутылки сильнодействующее снотворное. Вызывает к себе официанта и отдает ему бутылку со словами:
- Это для миссис Прайор. От ее мужа, пусть выпьет за будущую победу «Лиги».
Затем дело техники: девушка, пускай и в недоумении, но принимает подарок своего возлюбленного, но боясь навлечь беду на удачу команды мужа, выпивает несколько глотков. Засыпает сидя у себя в ложе. Затем двойник Эрики - девушка в маске, для камер это незначительно, заходит в раздевалку к команде «Лиги» и прямо в упор всаживает пулю точно между глаз вратарю. Затем уходит, и изображая рьяную фанатку мистера Прайор, кричит на весь корридор о кончине своего кумира. К этому моменту настоящая Эрика приходит в себя и слышит возгласы о смерти мужа. А охрана, сделав свои выводы из камер видео-наблюдения, хватает вдову прямо в ее ложе. Да, чего проще. Но они не учли того, что у нашего благочестивого Виласкаса на этом свете есть свои враги. Те, что предоставили все эти доказательства следователю. Только не понятно одно, почему сам Алекс, не засадил его за решетку. Неужели так был запуган. Вряд ли конечно, если его так может лучше прижимали. Тогда бы эти доказательства нашли бы уже упокоение в коллекторе под зданием полиции. Отчего-то совсем не хотелось копаться в этом дерьме дальше. И я оставила все размышления до своего времени.
- Дженн, - крикнула мне в след Эрика. Я развернулась и устало улыбнулась ей.
- Что-то еще? – спросила я. Я ощущала, как силы постепенно покидали мое тело, видимо зарядка моего аккумулятора подходила к концу.
- Может отметим нашу маленькую победу? – горя взглядом, задала мне вопрос моя знакомая. Ее предложение было приятным элементом благодарности, и хотелось принять его. Но не менее того хотелось лечь и прижать к лицу подушку. Но я, махнув рукой, согласилась. Надо же было выпить за здоровье мистера Слоу, декана юридического факультета.
И найдя первый приемлемый бар, мы завалились в него. Помещение было прокурено. И от дыма щипало глаза. Но найдя укромное местечко, мы расположились за столиком возле сцены с шестом, за которым, веляя бедрами, танцевала эффектная девушка. Она была прекрасно сложена. Ее ноги подобно змеям обвивали холодную сталь и она, будто невесомая нимфа слетела на пол, держась хрупкими руками за шест. Все так же томно она осела на корточки, и в такт мелодии развела ноги врозь, чем заставила основную мужскую часть аудитории присвистывать и аплодировать. Ей было явно этого мало, и танцовщица оперлась на свои ладони, перешла на коленки и стала двигаться вперед. Подойдя практически к кромке сцены, девушка качнула бедром в сторону сидевшего возле нее мужчины. А тот в свою очередь ловко засунул ей купюру в подвязку. Эта хитрая лисица повторила так еще пару раз. И собрав весомые «чаевые» ушла под овации за кулисы своего «театра».
Вскоре после того, как мы удобно устроились, к нам подошла официантка. Одежды на ней было не больше чем на той мадмуазель, что недавно танцевала на сцене. Девушка подала нам карту вин и меню, раскрыв которую я сразу определилась с выбором. Сегодня с горя напиваться не надо было и, поэтому я выбрала мартини. Моя же компаньонка на сей вечер, также последовала моему примеру. Из закусок мы взяли оливки. Они лучше всего подходят к мартини. Девушка в кружевном переднике записала наши пожелания и ушла исполнять их. И когда наши бокалы были наполнены, мы скрестили их. Отзвук хрусталя наполнил наше общее пространство.
- За победу! – крикнула, ликующая Эрика.
- За победу! – ответила я, и улыбнувшись, отвела глаза в сторону, нет, я не смущалась. Просто темная фигура мужчины в углу заинтересовала меня. И я стала всматриваться сквозь дым. И отчего-то он мне напомнил того вчерашнего визитера. Но я сразу же отмела эту мысль так, как здраво понимала, что он сейчас находится в КПЗ под неусыпным взором Алекса.
- Что-то не так? – спросила у меня девушка, заинтригованная моим выражением лица и нахлобученными бровями, которые аккуратно сходились на переносице, образуя складочку.
- Оо, нет. Я просто думала, что увидела знакомого, но я ошиблась, - я постаралась сберечь свою легенду. И сразу же улыбнулась и приняла непринужденный вид. И осушив свой стакан до дна, я лихо справилась с двумя оливками, которые были нанизаны на зубочистке.
- Уу, может, потанцуем? – не поняв намека, я округлила глаза, и исподтишка решила задать провокационный вопрос.
- Это, ты, в каком смысле, душенька? – сидя в полуразворот спросила я.
- Ну, вы же понимаете, - пьяным голосом ответила вдовушка, лаская мою ногу своей ступней. Но это явно было не то, что я хотела. Хотя и могла предположить, что эту мадам потянет на лирику после принятого алкоголя. Но, не настолько же прогрессивно. Понимаю, что было бы для меня нормой, если бы она окрутила бы парня с соседнего столика, который уже битый раз пытается переманить нас за свой столик. Но вот я на десерт – это уже слишком. И надо было с этим заканчивать.
- Эрика, зай, я думаю, тебе стоит поехать домой. Ты столько пережила, что думаю родные стены – это то, что тебе необходимо в данный момент, - расплачиваясь за выпивку и закуску, я собирала в охапку наши с девушкой вещи.
Когда мы были уже на улице, стоял сильный холод. И я ловко надела на руки моей подопечной ее куртку. А она, слегка пошатываясь, пыталась меня обнять. И вдруг я поняла, что рукав становится полым и миссис Прайор, наверно бы упала, если бы я не схватила ее под локоть. И когда я смогла, наконец, одеть ее, к нам подъехало такси. Мужчина, видя, что моя спутница в не кондиции, услужливо вышел и помог мне посадить одну из клиенток в свою машину. Вскоре я уже стояла возле дома Эрики. Вернее ее матери. Откуда я его узнала? Естественно из того мегадосье на девушку, которое так ловко наскребли на нее ищейки. Звонок оглушил парадный холл дома и подъездную площадку. Мне открыла женщина в красивом шифоновом халате.
- Добрый вечер, - хотя наверно было уже далеко за полночь.
- Добрый, - ответила я, - это ваше чадо? – улыбаясь, спросив у мамы девушки, я показала товар лицом, который мирно спал на лавочке возле дома.
- Да, о Боже, - видимо она не ожидала так скоро увидеть свою дочь. Причем ей очевидно было все ровно, что она была пьяная вусмерть. Тепло машины завершило ее опьянение, - спасибо вам за ее спасение. - Может, вы, пройдете в дом. Выпьем кофе? – предложила женщина.
- Ой, нет. Я очень устала. Как-нибудь в следующий раз, - улыбаясь, я возвращалась к такси.
- Спасибо, еще раз, - крикнула мне вслед мать Эрики.
Было приятно сознавать, что я спасла эту девочку. Вспоминая разговор с падре, я поставила себе галочку. Я назвала свой адрес и прикрыла глаза. И открыла их лишь тогда, когда мой корпус подался немного вперед. Мы остановились. Я расплатилась с мужчиной, и сладостно вдыхая воздух, пошла к своему дому, доставая ключи из сумочки.
В доме было темно и сыро, отопление еще не было включено, и одинокая пустота была камерной. Казалось, крикни, и в ответ я услышу лишь свое эхо. И от этой мысли я поежилась.


 
MariaДата: Суббота, 16.10.2010, 18:17 | Сообщение # 22
Смотритель Форума
Группа: Пользователи
Сообщений: 2696
Награды: 69
Репутация: 2179
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 2500 Постов
Бра на стенах быстро озарили мою комнату светом, и стало как-то уютнее. Я не стала задерживаться внизу и быстро, почти бегом поднялась наверх, в спальню. Хотелось быстрее принять душ и лечь на мою одинокую подушку. Но какой-то посторонний звук сбил меня с мысли. Он исходил с задней части дома, а именно с черного входа. Я почти спустилась на половину лестницы, когда увидела упавший горшок с кактусом, который стоял возле распахнутого настежь окна. Я точно помнила, что закрывала его. И инстинктивно попятилась наверх, в спальню, где в тумбочке возле кровати хранилось оружие. Я ступала медленно, чтобы не издавать ни звука. И я бы солгала, сказав, что не боюсь. Мое вздрагивающее тело судорожно шарило в поисках оружия в прикроватном столике, когда мой слух уловил скрипы на парадной лестнице. Я понимала, что сейчас возможно убью человека. Хотя я дела это прежде, когда была на Среднем Востоке, когда выбор жить или умереть стоял очень остро. Но здесь в обычной жизни я подобного не совершала. В темноте были уже слышны звуки дыхания того, кто направлялся ко мне. И когда я уже сняла с предохранителя пистолет, свет в комнате зажегся. И тот, кого я увидела в моей спальне, был не кем иным, как тот верзила, что приставал ко мне вчера. Но какого черта он делает здесь, если он должен быть узником тюрьмы. Но мои вопросы вскоре возымели свои, может, не совсем приятные, но все же ответы. Так как почти сразу за громилой шел Куин, и он совсем не собирался заламывать ему руки. Что-то в этой раскладе вещей явно было не так.
- Алекс, какого ты отпустил его? – все еще надеясь найти в ситуации хоть частичку здравого смысла, сказала я.
- А кто тебе сказал, что я его арестовывал? – лукаво смотря прямо мне в глаза, мужчина перевел стрелки на меня.
- Ну, я же видела, как ты его оглушил, и заломив руки, отвел в служебную машину, - хватаясь за голову, ответила я.
- Дженн, солнце, как ты наивна. Ты видела лишь то, что ты хотела. А твоя бурная фантазия дорисовала мне ангельские крылья и нимб. Я никогда тебе не говорил, что я хороший. А мое поведение было таким же театром, как и все остальное, - расхаживаясь по другую сторону кровати, излагал свою версию беДмэн.
Я стояла и понимала, что меня самым наглым образом отымели, причем без моего согласия. Использовали, а теперь пришли поглумиться.
- Отчего ты так со мной? – переводила я свой взгляд с громилы на следователя.
- А от чего я должен перед тобой распинаться? – отвечать вопросом на вопрос стало его традицией.
- Тогда другой вопрос, - все еще не опуская пистолета, спросила я. - Что ты хочешь от меня?
- Возыметь компенсацию затраченного на тебя времени, сил и эмоций, - усмехаясь, ответил он. Этот человек, что держал меня за руку, когда моя мать была при смерти, вломился в мой дом и пришел предъявлять счета. При этом он привез эту джинсовую гориллу с собой. Зачем же ему он? И в эту же секунду я сама ответила на свой же вопрос. Он хотел, чтобы я расплатилась с ним своим телом, а верзила был гарантом этого свершения. И от этого меня стало мутить. К горлу подкатился горький комок, который вот-вот готов был разорваться истерикой в моем организме.
- Стой, ты не посмеешь, - крикнула я.
- А кто мне это запретит? Душенька, ты сейчас не в той ситуации, чтобы торговаться. Ты стоишь с пистолетом в руках, дуло которого направлено на полицейского. Думаешь, ты можешь торговаться? – при этих словах горилла двинулся в мою сторону. И в одну секунду я, не раздумывая, нажала на курок. Звук выстрела наполнил комнату. Затем был момент, когда я видела, как тело мужчины обмякло и рухнуло на пол. Я была растеряна от того, как мой персиковый ковер пропитывался алой жидкостью. Кровь, казалось, была везде. Пятна рябили, контрастируя с полом. Я закрыла глаза руками, чтобы не видеть этого. Видимо моим замешательством воспользовался Алекс, так как вскоре пистолет покинул меня. А я сама была опрокинута на кровать. И руками мужчины мое лицо всеми правдами и не правдами направлял в сторону трупа. Видимо ему нравилось то, что я сотворила. А эта картина будто околдовала, я даже не понимала, что моя юбка уже покинула мои бедра. И скоро уже он сорвет с меня нижнее белье. Но мой разум не мог отдать телу команды сопротивляться. Я лишь могла тихо всхлипывать, орошая свой пододеяльник черными каплями от туши. И когда его холодные руки коснулись моей щелочки, я вздрогнула, и зажала стенки влагалища, не давая ему проникнуть. Но вскоре я поняла, что мои попытки тщетны. Его сильные руки разомкнули мои бедра, когда он уже стоял на коленках позади меня. Тело Алекса навалилось на меня и он, сопя, облизывал мое правое ухо. И я вздрогнула от его пениса, который он уже начал вводить в меня.
Я не поняла, что случилось, но в один миг Куин отстранился от меня и с диким криком опрокинулся на пол. А я едва успела обернуться, когда увидела ангела. В дикой ярости он затаскивал извивающегося от боли мужчину в свое Адское зазеркалье. И как только я смогла хоть что-то произнести, я крикнула:
- Адриан, отпусти его.
Но в ответ я услышала лишь дикий рык. Ангел совершенно не хотел расставаться со свой добычей, которая уже начала свой путь в тартарары.


 
MariaДата: Вторник, 19.10.2010, 07:44 | Сообщение # 23
Смотритель Форума
Группа: Пользователи
Сообщений: 2696
Награды: 69
Репутация: 2179
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 2500 Постов
Глава: Вопросы, допросы, сознания

Я сидела, обняв свои колени около своей кровати, боясь оглянуться назад, чтобы увидеть труп. Хотя, понимала, что его, да и следы моего преступления там уже нет. Мой ангел спас меня не только от изнасилования, но и от хлопот последующих. Я покосилась в сторону зеркала, и вздохнула. Как же хотелось его увидеть, прямо сейчас. Не дожидаясь очередного апокалипсиса в моей жизни. И всхлипывая, я дрожащим голосом стала звать его:
- Аддриан, - повторяла я. Мечтая разглядеть желанные очертания крыльев в отражении.
- Адриан, - продолжала твердить, подползая к зеркалу с протянутой рукой. Откуда-то из глубины моего сознания появился страх, что он не вернется или не придет. Ощущение одиночества обрушилось на меня тяжелым покрывалом. А мысль о том, что Алекс оказался последней сукой, резало меня без ножа. Неужели я к нему так расположилась, что могла допустить такое. Отчего я всегда проверяющая, так доверилась. Хотя теперь какое кому дело. Моя ошибка, мой опыт и зубья у этих граблей я намерена сломать. Мои мысли были прерваны тяжелой поступью. И подняв глаза, я увидела его. Того, кого я уже не чала увидеть.
- Ты вернулся? – удивленно, но при этом настороженно спросила я. Так как не знала чего ожидать от его визита. И поднявшись на кровать села, на нее с ногами, а гостю я указала на софу. Надеясь, что ему будет там комфортно. Ведь его крылья было непросто разместить в моей комнате. В очередной раз я подметила, что они стали белее, когда ангел, повернувшись ко мне спиной, проследовал в указанное место.
- Ты же звала, а теперь удивляешься моему приходу, - сказал жесткий голос.
- Ну, ты впервые пришел на мой зов, обычно ты игнорировал мои призывы, - выверяя каждое слово, ответила я на провокацию.
- Ты же не об этом хочешь поговорить, - теперь провоцировал он. И Адриан был прав на все сто.
- Почему? – спросила я.
- Что почему? Прекрати играть в шарады, иначе я уйду, - угроза была вероятна, поэтому я стала более четко выражать свои мысли.
- Почему ты все время спасаешь меня, ведь согласись, на ангела хранителя ты не похож, - выпалила я, и притихла, как нашкодившее животное.
- Ха, вот вы народ привыкли к банальностям, если ангел хранитель, то обязательно – это человекоподобное существо в белых одеяниях и с нимбом на голове. Которое источает от себя светлое сияние, - он усмехнулся, и продолжил, - у вас смертных есть два ангела. Грубо говоря: хороший и плохой. Один тебя науськивает на хорошее поведение, другой на плохое. Вот можешь меня считать плохим твоим ангелом. И как любой куратор я лишь выполнял свои обязанности. Хотя не совсем так, как нужно, но все же, - от его объяснений голова моя пошла кругом. Я уже не понимала ничего толком.
- Но, раз ты плохой, почему спасал меня, и подталкивал к изменению моего поведения в лучшую сторону. Ведь это идет в разрез в правила адского племени, - рассуждала я.
- Ты права, - мужчина, да он уже почти изменился в сторону человеческого существа, следил за мной своими потухшими черными глазами, - Зодиак помешал моим планам.
- Зодиак? – переспросила я.
- Да, он, слуга сатаны. Ему был приказ свести тебя в Ад, но я ему помешал, - при этих словах он запнулся, и притормозил.
Мое мировоззрение в очередной раз претерпевало изменения. Я не могла понять, отчего же я так была нужна этому чудовищу.
- Погоди, а почему я? – задала я закономерный вопрос.
- Такие, как ты подвержены больше всего влиянию зла, - заключил Адриан.
- И что, раз я самолюбива, и гордыня грех мой я теперь должна быть отдана ему? – усмехаясь, спросила я.
- Вы люди вечно так кичитесь, что порой зачастую сами толкаете себя в его объятья. Пускай не осознанно, - добавил он, и облокотившись о спинку софы, которая слегка треснула от его веса, - может это покажется тебе смешным, но те, кто ходит в церковь и молиться Иисусу спасутся от Адского пламени.
- Нет, ну отчего же. Тот мой поход в собор я вряд ли когда-то забуду. Кстати, огромное спасибо, что все время прикрывал меня. Как я понимаю Зодиак – это тот страшный с черными крыльями? – Спросила я, сделав выводы.
- Твое умозаключение прямо бьет в точку, - он улыбнулся, и ухмыльнулся - Зод страшный, а я прям мистер Олимпия с обложки женских журналов. Ой, не смеши меня, а то боюсь, твоя кровля не выдержит моего гогота.
Я сидела на кровати и инстинктивно, как маленькая девочка, слушавшая интересную историю, двигалась к человеку рассказывающую ее. Мой страх постепенно уходил на второй план и я начала расслабляться, понимая, что мне ничего не грозит. Одно не давало мне покоя и чесало мое подсознание. После прикосновений Алекса дико хотелось принять ванну. Но, о том, чтобы встать и пойти - это сделать не было и речи. Но, видимо я так громко думала, что мысли мои стали достоянием гласности.
- Сходи, смой следы его пребывания. Тебе станет легче, хотя бы на мгновение, - указывая рукой на дверь, произнес мужчина.
Все еще опасаясь не найти его по возвращению, я не смела направилась в сторону ванны и включив струю горячей воды, почти бегом вернулась на свое прежнее место. А он будто статуя замер на месте. Двигались лишь его глаза, оглядывая мою комнату.
- Не уютно, да? – спросила я, пытаясь перевести разговор в более простое, человеческое русло.
- Ты, забываешь про потолок, говоря подобное. По сравнению с Адом и моими покоями твое жилище верх уюта и умиротворения. Пускай и созданное не твоими руками. Кстати твоя ванна готова, - он так спокойно об этом говорил, будто видел сквозь стену. Хотя, чего я удивляюсь - все могло быть. И встав босыми ногами на недавно залитый кровью ковер, я схватила халат, и направилась в ванную комнату.


 
MariaДата: Вторник, 19.10.2010, 07:44 | Сообщение # 24
Смотритель Форума
Группа: Пользователи
Сообщений: 2696
Награды: 69
Репутация: 2179
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 2500 Постов
Вода была приятным, самым приятным подарком за весь вечер. Она так мягко ласкала мою замерзшую кожу. Я взяла бутылочка с розовой пеной и налив колпачок, подставила под струю воды. И вскоре все помещение заполнилось разными запахами, всевозможных цветочных оттенков. Они заставили мой разум расслабиться. И я даже не заметила, что уже не одна нахожусь в ванной комнате. Он тихой поступью, двигался ко мне, и подойдя совсем близко, присел на корточки. Я немого дернулась в сторону, чем привела к новой усмешке моего гостя.
- Я опять что-то не то сделала, - спросила я, прикрывая своими руками, верх груди, которая кокетливо возвышалась над водой.
- Ну, твои руки мне не помеха, я вижу все на много метров вперед, ух твои соски я заприметил давно, - он окунул свой палец в воду, и та стала намного теплее, чем раньше и добавил, - и твои нижние прелести так же не являются для меня запретом. А лишь усладой для глаз. Так, что можешь взять свою мочалку и помыть свое тело, а, не стесняясь тратить время на скромность, которую в тебя при зачатии заложили, а в процессе воспитания утеряли.
- Ну, ты и хам, - отпарировала я, но в ту же самую секунду осеклась. Боясь, что он испарится.
- От хамки слышу, - почти по-детски ответил обиженный сатир с крыльями, - я ее задницу прикрываю все время, а она обзывается. Хотя, черт побери, такая аппетитная задница.
- Будет, по-твоему, я приму это за комплимент, - улыбаясь, ответила я, чем порадовала своего собеседника, – а давно ты за мной наблюдаешь?
- С твоего рождения милая, - констатировал Адриан, - я же твой адский ангел хранитель, как бы дико не звучало это.
- Так, значит, ты меня все науськиваешь? – искоса посмотрела я на мужчину, который был рад нашему общению. Видимо это было впервые в его практике – разговор с «клиентом».
- Значит я. Но это моя должность – совратитель душ. Правда с твоим светлым все становится труднее соревноваться, - обиженно пояснил ангел и отвел свой взгляд в сторону зеркала, которое уже покрылось испариной.
- Светлый – это, как я понимаю мой ангел – хранитель от Бога? – с долей смущения спросила я.
- Совершенно верно. Петр очень отчаянно борется за тебя. Уж больно ему хочется, что бы ты в Раю жила, - обгрызая заусенец на указательном пальце, промямлил мужчина с начесом на ногах.
- А почему его я не вижу, а тебя да? – пошла террада вопросов, которые так и роились в моей голове.
- Ну, он сам не показывается, хотя ходит за тобой, как пес-поводырь, - усмехаясь, Адриан посмотрел в изголовье моей ванны, и почему-то мне показалось, что смотрел он вовсе не на итальянскую плитку.
- Передавай ему привет, - смотря на невидимого гостя.
- Он услышал, и показал мне кулак, - играя в сломанный телефон, произнес ангел.
- Разве ему можно кулаки показывать это же не по правилам хороших парней, - усмехнулась я.
- Ну, немножко можно, если осторожно, - глубоко вздыхая, ответил мужчина.
- Слушай, все хотела поинтересоваться, а почему ты все время появляешься в зеркале? – Вспомнив, еще один волнующий вопрос, я поспешила задать его.
- Есть же такое понятие, как: зеркало – это врата в мир духов. Вот мы и путешествуем через зеркала, стеклянные вывески. Иногда, особо талантливые могут выходить из водной глади. Все в чем может отразиться человек, является проходом, - он делился своими секретами, хотя я знала – это было не их правилам. От его пояснений все становилось на свои места, пазл складывался с молниеносной скоростью.
Я почувствовала, как вода стала прохладной, и пожелала вылезти из ванны. Хотя Адриан, как джентльмен предложил мне «подбавить кипятку». Я отказалась и попросила предать мне махровое полотенце больших размеров, висевшее на держателе. Я вскоре получила желаемое, и обернувшись в ткань, повернула рычажок, и дала воде в ванной уйти. Уйти я позволила и тому чувству боли, которое оставалось у меня от Алекса.
- А, что ты сделал с Алексом? – спросила я.
- Отправил в Ад, где этой скотине и место. Я все думал, что он одумается. Отговаривал его. Представь, я отговаривал его от злостного поступка, когда обязан наоборот настроить на совершение ошибки. Нет, он не послушал, ну вот и получил свою горячую жердочку в адской клетке. Будет теперь думать лучше, что, а главное, зачем делает, - он размышлял об этом так легко, что мне стало от этого еще больше не по себе, - хотя не думаю, что его гуд – ангелу удастся уговорить их шефа о том, что бы дать ему второй шанс.
- Значит он там навечно? – встревожено спросила я.
- По всей видимости, да. От туда редко никто возвращается, - констатировал Адриан и отошел сторону, давай мне выйти из ванны.
Я все обдумывала, сказанное ангелом, когда шла в спальню к комоду с нижним бельем и спальными принадлежностями. И достав оттуда шелковую пижаму, я скинула полотенце на пол. Стесняться, и скрываться за ширмами не было надобности, он и так видел все. Поэтому я вела себя, как обычно. Одевшись, я забралась под теплое одеяло. Спать я не хотела, вернее хотела. Но не могла. Не могла позволить себе закрыть глаза и дать ему уйти. Я боялась, что он не вернется.
- Спи, не бойся, как позовешь, я вернусь, - будто, прочтя мои мысли, произнес ангел.
- Доброй ночи, - улыбаясь, ответила я.
- Да, работа у меня сумасшедшая. Хоть чуть-чуть спокойствия не помешает, - с этими словами Адриан шагнул в гладь зеркала, и скрылся.


 
MariaДата: Воскресенье, 07.11.2010, 18:22 | Сообщение # 25
Смотритель Форума
Группа: Пользователи
Сообщений: 2696
Награды: 69
Репутация: 2179
Статус:
Награды
За хорошую репутацию За отличную репутацию За 500 постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 2500 Постов
Глава: Новое знакомство

Утро началось с очередной мигрени. Голова дико болела, будто я пила всю ночь накануне. Я нашарила в ящике тубус с аспирином и, взяв стакан, кинула в него 2 таблетки, которые с шипением растворились в нем. Я осушила сосуд и поставила на стойку возле раковины. Новый виток боли опоясал мою голову, словно жгутом. И согнувшись над раковиной, я схватилась за нее в районе висков так сильно, как могла, чтобы хоть на мгновение приглушить боль. Но это не помогало и, оставив свои попытки, я вернулась обратно в кровать. Одеяло согревало тело, которое знобило. Так погано мне давно не было. И вдруг среди этой боли я вспомнила о вчерашнем разговоре и слова Адриана о Петре. И решила попробовать попросить помощи у него. Если он и впрямь призван спасать меня, отчего же ему не вылечить мое тело. И оглянувшись в правую сторону, я позвала его:
- Петр, ты здесь? – Я ждала реакции, разговаривая с воздухом вокруг себя. Но он не появлялся. И я была к этому готова, вспоминая упрямство Адриана. Я вновь и вновь обращалась к нему. И вот незаметно голова моя прошла, разум стал чист, и стало легко дышать. Я понимала, что для аспирина это чересчур. Он не смог бы так излечить меня. И это было рук Петра.
- Спасибо, - тихо ответила я, поблагодарив своего ангела. И добавила: - Можешь не показываться, но это не изменит тот факт, что ты находишься здесь и рядом со мной. И оттого, что ты невидим, это не умаляет моей возможности общаться с тобой.
- Неужели вы, люди, можете верить лишь в то, что вы можете увидеть, почувствовать или услышать? – голос звучал в моей голове. Это было совершенно новое звучание. Подобно сотням отзвукам колокольных языков – этот вещал громко, но при этом мягко и нежно. Я понимала, что это его голос. И была рада хоть такому прогрессу.
- Ну, не все же такие. Согласись, все те священники и множество душ без подтверждения веруют в единого Бога. И лишь мы, те немногие, которые требуют доказательств, - рассуждала я, смотря на предполагаемое место нахождения ангела.
- Вот что ты смотришь в сторону окна, да еще с такой уверенностью в то, что я именно там сижу. Отчего ты думаешь, что если я перейду налево и сяду на софу, обязательно стану от этого плохим. Заражусь от вчерашних посиделок Адриана адской химерой. Да, он хоть и воняет, как потный мерин, от этого он не заразен, - рассуждал голос моей голове. И наверно, если бы я не знала обо всех подводных камнях, я бы подумала, что свихнулась.
- Ну, может, тогда ты все-таки перестанешь играть в кошки-мышки и покажешься? Тогда хоть моя голова не будет, как у собачки игрушки, мотаться на крючке, оглядывая комнату, - стараясь умилостивить Петра, приводила я аргументы.
- Ты же отлично знаешь, что это не по правилам, - ответил мне ангел.
- А по правилам делать из меня сумасшедшую, ведь будь, я в обществе меня бы не поняли, - отчего-то надежда не покидала меня. И не напрасно, так как вскоре после того, как я в очередной раз посмотрела на окно, он был там. Парень юного возраста в красивых одеяниях. Отчего-то тоги и нимба я не увидела. Не сказать, что это меня разочаровало, нет, скорее насмешили наши стереотипы. Больше удивил возраст, я ожидала увидеть умудренного с сединой мужа, но не юнца. Мысли мои и рассуждения, не были для него тайной, от этого мне стало не по себе, и смутившись, я отвела взгляд в сторону.
- Ты же сама просила. А теперь ты не собачка, теперь ты страус, - сарказм ему удавался не хуже праведных речей.
- Просто, ты так молод и не похож на ангелов, изображенных на фресках или иконах, - пояснила я причину своего поведения.
- А, вот поэтому мы и не показываемся вам, а если вы и видите нас, то даже не подразумеваете, что это ангелы. Мы находимся везде, и порой для вашей защиты. Мы появляемся в трудную минуту, к примеру, когда происходит нападение, посягательство на жизнь подопечного. Ты спросишь, отчего я не спас тебя вчера? Я поясню. У него появился шанс, - разговор перешел в новое русло, причем неожиданное, - стать хорошим. Бог дает ему возможность вернуться и стать его слугой. Ты наверно заметила его метаморфозу? – он задавал вопросы, на которые сам же и отвечал, чему я была несказанно рада. - Так вот, он меняется. Преображаясь после каждого хорошего поступка, встает на путь света. Его крылья становятся белее, с каждым разом все больше и больше.
- Хочешь, сказать, что ты заведомо помогаешь ему? Хотя знаешь, что это не по правилам? – Переспросила я, душа моя взволновалась. Видимо Адриан уже не был для меня просто бездушным существом, которое работало в Аду на сатану.
- У правил есть исключения. И любую ситуацию можно рассмотреть с многих сторон, - рассказывал Петр. Пока он рассматривал ситуацию, я занималась тем же, но с его внешностью, которая была интересна: я начала с волос, они были густые и длинные. Он был блондином, причем самого благородного оттенка, подобных колоритов не встретишь в жизни. Брови подчеркивали его острые черты лица, изгибаясь при разговоре, акцентируя на интересных моментах. Далее шли глаза бледно голубого цвета неба. Они были слегка сужены у концов и расположены близко к переносице длинного, но прямого носа, который немного нависал надо ртом хозяина. Губы его были небольшого размера, но они лаконично вписывались в общую «картину».
- И потом, ты ему очень даже можешь посодействовать в этом, - произнес задумчиво Петр.
- Делая добрые дела, - будто прочтя его мысли, добавила я.
Это было понятно без всяких слов. И мне стало жалко его, ведь каждым дрянным поступком, умыслом я откидывала его назад на несколько шагов от неосознаваемой цели вернуться в объятья Господа. И от той мысли мне стало неописуемо больно, сердце в груди сжалось в комок. И я бы наверно разревелась, не будь рядом ангела, который смотрел и искренне улыбался мне. Он знал, что я хотела помочь.
- Будь осторожнее в своих стремлениях. Они не дремлют и будут препятствовать любому твоему поступку, который хоть как-то может осветлить нашего друга, - предупреждал меня Петр, хотя знал, что мое решение было принято.
Мое упрямство, как всегда, играло решающий фактор в выбранном мною пути. Тяжесть была в том, что грань еле ощущалась, и перейти ее было, так легко. Мерило колыхалось из стороны в сторону, не давая надежды найти золотую середину.
- Хм, а ты сейчас похожа на ребенка в Рождественскую ночь. Не знаешь, то ли тебе остаться в кровати и ждать утра, или все-таки тайком пробраться в зал и открыть подарок ночью, - он был прав.
- Если будешь так делать дальше, придется тебе милирование делать, - усмехнулась я.
- Почему? – недоумевая, спросил Петр.
- Хм, ты лукавишь, все-то ты знаешь. И ты знаешь, что в данный момент ты сам темнишь. И я могу предположить, что грань можно переступить как с минуса на плюс, так и обратно, - рассуждала я, подводя своими доводами черту.
- Тебе вроде надо статью сдавать, - ангел умело перевел стрелки. И он был прав, статья о деле Эрики должна была быть на передовице. И я поспешила одеться, чтобы отправится в редакцию. Отчего-то я даже не стеснялась интимности момента одевания при Петре. Хоть он и скрылся с глаз, мозгами я понимала, что это лишь камуфляж.


***

Майкл ликовал по ходу больше всех. Он был рад моему успеху. Даже Питер, казалось, готов был уложить все блага мира к моим ногам. Конечно, хитрому лису удалось поймать и сенсацию, да еще и звезду этой сенсации. Да еще она сама все опишет из первых уст. Чего еще мог желать главный редактор?
Я сидела за своим столом, когда Глория широко улыбаясь, поставила мне чашечку кофе. Причем это был не полуфабрикат из аппарата в фойе, а настоящий, ароматный, сваренный кофе-машиной. Причем это было то, что мне хотелось, так как выспаться не удалось. Эмоции переполняли меня.
- Спасибо, - улыбнулась я в ответ девушке.
- Не за что мисс Смарт, - она была немного смущена моей вежливостью.
Сегодня даже Майклу не досталось моего искрометного юмора. Видимо, разговор с Петром не прошел для меня даром, и подсознательно я боялась сделать опрометчивый шаг. Хотя и понимала, что теперь возможно свихнусь оттого, что буду знать, что за мной неусыпно следят, записывая все мои плюсики и минусы в разные графы.
Чашка кофе сделала свое дело, и вскоре статья уже ушла в печать, заняв свое место на первой странице газеты. К ней прилагалась большая, крупным планом фотография с процесса. От нее у меня прошли мурашки по коже, так как я там была практически на весь снимок. Я не в коем разе не хотела себе такого пиара. Попасть на главную, не только как автор статьи, но и как ее участник. Причем с таким портфолио.
- Питер, зачем ты сделал из меня материал? – спросила я у своего начальника, который радостно облизывался, глядя на газету.
- Девочка, ты такая смешная, - ухмыляясь, ответил мне мужчина и продолжил пояснения, - ты сделаешь нам кассу, причем немалую. Везде враки, выдумки, а ты ходячая правда, причем изложенная в самом прекрасном виде.
- Так, значит, ты решил мною торговать, - это взорвало меня изнутри. Он просто продал меня, как любую другую вкусную конфетку. - Знаешь что, Питер, жуй свой грильяж один. Надеюсь, зубы не обломятся, в твоем возрасте это уже опасно.
Я вышла из кабинета редактора и направилась в сторону своего стола, и схватив свои вещи, подошла к лифту. Я нажала клавишу вниз и стала ждать, а мысленно надеялась, что он пойдет за мной и будет извиняться. Но этого не произошло. Ну и пусть. Мало ли в Чикаго газет и я бьюсь об заклад, что они меня с руками и ногами оторвут.
Я вышла с потоком людей из здания и повернула свою голову в сторону автострады, нужно было поймать машину. И вдруг в толпе, чуть поодаль от меня я увидела грузную фигуру в черной куртке и серых брюках. Она напомнила мне того огромного, но это явно был не он. И чтобы развенчать эту бредовую мысль, я двинулась в его сторону. Я шла, и сердце мое замирало после каждого удара. Страх стал проявляться все сильнее и сильней. А незнакомец все так же стоял ко мне спиной. И видимо я была так заворожена им, что не успела заметить углубление в асфальте, и я бы наверно свернула бы себе лодыжку, если бы не рука незнакомца, которая схватила меня. И каково было мое удивление, когда губы этого мужчины улыбнулись мне с лица очеловеченного Адриана!



 
Форум » ФАНФИКШН » Собственные произведения » Интервью с ангелом (Рейтинг: NC-17)
Страница 2 из 2«12
Поиск:

Для добавления необходима авторизация

Copyright MyCorp © 2017

Дизайн сайта разработан Anita_Blake и Merith.

Копирование элементов дизайна запрещено!